Главная Форум

  • Страница:
  • 1

ТЕМА: Вспомним ВСЕ !

Вспомним ВСЕ ! 27.02.2008 11:17 #1

ВТОРОЙ ЭКИПАЖ СУБМАРИНЫ К-27
О создании и роли второго экипажа в жизни атомной подводной лодки сегодня очень мало кто знает,и нигде не пишется., считаю это крайне несправедливым по отношению тех,кто на нем служил. Военная часть 36180 была создана в 1961 году в городе Обнинске,из обучающихся там подводников.Командиром второго экипажа был назначен капитан 3-го ранга Леонов Павел Федорович, служившим до этого на ДПЛ . Среди первых офицеров,которые начинали служить в этом экипаже были.Юрий Алеев-помошник командира корабля,старпом Иванов В.В.,замполиты Рощин Лев, Анисов В.В ,командир 2-го дивизиона Саенко Борис,управленцы Иванов Алексей,Пастухов Лев,Артеменков Владимир,Окованцев Николай-старпом,Лесков Александр-штурман ,позже в экипаж пришли Новицкий Гаррий,Наумов Владлен,Томко Егор,Сальников Леонид,Евгений Леонов,Прибыш, ,Колтун Илья, Геннадий Отдельнов-врач,Агафонов Геннадий,Тимонин Вадим,Корбут Николай,Резник Владимир(управленцы), и многие другие офицеры, многие из которых впосле стали командирами боевых частей на корабле,старпомами,командирами атомных подводных лодок.Двое из них стали адмиралами,в частности Томко Егор Андреевич-вице-адмирал,Герой Советского Союза,контр-адмирал Сальников Леонид Михайлович.
До 1965 года на апл К-27 де-юре существовало два экипажа,а де факто-это был единный экипаж,который участвовал в строительстве корабля,его испытании .Многие потом офицеры,мичмана ,матросы и старшины ходили в 1964-65 гг. под командыванием капитана 2-го ранга Гуляева И.И, и Леонова П.Ф. в Атлантику, Средиземку, и с честью несли вахту,были отмеченны орденами и медалями..Многое в жизни второго экипажа изменилось после ухода с должности командира первого эипажа Гуляева И.И .и с назначением Леонова П.Ф на его место.Леонов при переходе в первый экипаж взял с собой практически 50% личного состава, так как тогда в 1964 году много офицеров ушли на повышение, или по состоянию здоровья были списанны с подплава.Леонов начал комплектовать первый экипаж «под себя». Во второй экипаж вынужденны были уйти ряд высококвалицированных офицеров. Ушел командир БЧ-5 первого экипажа Полетаев С.М.,Шпаков А.В, и ряд других офицеров,с которыми Леонов П.Ф.по ряду причин не нашел общего языка.Были и такие,которые переводились во второй экипаж за нарушения дисциплины.
После Леонова П.Ф,командиром второго экипажа был назначен Окованцев Николай Дмитриевич,после его ухода на учебу в академию,экипаж принял Новицкий Гаррий Гелиодорович,который прокомандывал вторым экипажем и впоследствии единым(в 1970 году был создан один экипаж на базе первого и второго экипажей), несколько лет.После ядерной аварии 24 мая 1968 года именно ему и его экипажу пришлось взять на себя всю работу по ликвидации последствий аварии.
Это действительно был если можно так выразится заботливый командир.И забота о своих подчинненых была искренней.
Все в экипаже знали,если уж что либо матросу,мичману или офицеру надо,он разобьется, но решит этот вопрос.Хочу сказать особенно это проявилось со стороны Новицкого Г.Г,после возвращения подводников с госпиталей,.ведь среди них были и его моряки,со второго экипажа Гаррий Гелиодорович лично помогал в укладке имущества в контейнера,следил чтобы моряки вовремя получили документы и деньги при следовании в отпуск,санаторий. И это несмотря нато, что он тоже был в море и достаточно большую получил дозу облучения Конечно были и недоброжелатели у Новицкого Г.Г. среди экипажа.К ним я бы отнес того же Фытова Г.А(о нем писал выше) , ,который первоначально около несколько месяцев командывал апл К-27 после аварии,а дальше передал эту должность Новицкому, став у него старпомом Прослужив всего то ничего как говорят в народе,он начал бегать по инстанциям с просьбой перевести его Ленинград,ибо там у него есть квартира, и там уже пребывает жена.Думаю Пытову пришлось бы еще долго бегать по инстанциям,если бы не его деловая и пробивная жена...Пройдут годы,десятилетия и этот человек в своей книге начнет его чернить,как и чернил всех с кем он служил ,а ведь именно Новицкий Г.Г добился Фытому присвоение звания капитана 2-го ранга ,когда ему уже шел 40-й год..В 1998 году Фытов приложит все свои способности и умения, чтобы получить Орден Мужества за »мужество проявленное при ликвидации ядерной аварии на атомной подводной лодке в 1968 году.»и это при том, что он всего незначительное время командывал кораблем..Поцепив себе на грудь орден,этот человек забыв про тех, кто действительно несколько лет ,не жалея своего здоровья ликвидировал последствия ядерной аварии, участвовали в различных экспериментах,которые проводили ученные.Они все остались за бортом наград, а в будущем многим из них пришлось годами выбивать у власти льготы,которые они законно заработали. Как отметил один из уважаемых подводников апл К-27,прослуживший на корабле несколько лет и принимавший участие в ликвидации ядерной аварии капитан 1- го ранга Полетаев С.М. »героями стали те,.которые проходили мимо лодки ».
Но вернусь к тем далеким событиям.которые происходили в день прибытия корабля в базу.Подход атомохода сопровождался под звуки дозиметрических сирен .Все корабли стоящие у пирса немедленно были направленны подальше от своей стоянке.Первые дни были очень напряженные для командывания 17 дивизии и Северного Флота (продолжение следует)

Вспомним ВСЕ ! 27.02.2008 11:18 #2

. Надо было решать,что делать с переоблученными подводниками и самим кораблем,который «светился» во всю.Если о подводниках вопрос решился в течении двух дней(было полученно разрешение ЦК КПСС о направлении моряков в госпиталя),то с кораблем были дела посложнее.. Тогда 21 ая 1968 года на контрольный выход в море ушло 147 человек.Практически полностью первый экипаж,и значительная часть моряков со второго экипажа,это 39 человек.Полностью команда спецтрюмных обеих экипажей,офицеры КГДУ и КИПовцы, а также другие специалисты. В море ушло и командывание второго экипажа ,командир Новицкий Гарий,старпом Томко Егор,помошник командира корабля Сальников Леонид..Корабль по приходу в базу было некому передавать.Поэтому многие офицеры,мичмана матросы, и старшины,. вернувшиеся с моря и получившие определенные дозы облучения вынуждены несколько дней нести вахту на пораженной радиацией лодке. Всех конечно я не могу перечислить,но назвать некоторых следует.кто нес вахту в таких условиях,пока не убыли на лечения.Это офицеры Резник Владимир,Корбут Николай,Надточий Валерий,Злобин Юрий,Ялов ,Ковалев,Маркин,Спиридонов Иван, Лапшин., мичмана Немченко,Лысенко,Фильшин,Барановский,Ивченко ,старшины срочной службы Тиняев,Остапчук,Газин, Пыдорашко,Гризлов, Куст ,Котельников, Митрофанов,Осянин Миняев,Панченко,Симонов,Варфоломеев,Евтушенко и многие другие.К ним подключились те,кто по каким либо уважительным причинам не пошел в море.Это командир реакторного отсека второго экипажа Агафонов Геннадий,Тимонин Вадим,.Ветчинкин,Ткаченко Валерий,Елетин Геннадий, старшины срочной службы Кулаков Анатолий,Ян Топоровский,Щедринский Дмитрий,Винокуров Михаил и другие. . Через сутки ,то есть 25 мая, в Ленинград была отправлена первая партия подводников из десяти человек.Это были все ребята с команды спецтрюмных,штурманский электрик,химик,турбогенераторщик,рулевой. Остальные стали прибывать в госпиталя Ленинграда,Москвы ,Североморска-через два-четыре дня. .За эти дни когда вахту несли те,кто переоблучился в море,командывание Северного Флота и ВМФ СССР решало вопросы как обеспечить передачу и кваливицированное обслуживание специалистами пораженной лодки.Кроме моряков.которые непобывали в море в контрольном выходе первого и второго экипажа,были призваны с гражданке спецтрюмный Литвиненко Феликс,отозваны с учебы в Обнинске, офицеры Невесенко,Додзин,Черни ,которые ранее служили на апл К-27 и ушли на повышение служить на новые лодки 705 проекта. ,Сорокин Юрий ,Мартемьянов Игорь,Комов Юрий,братья-близницы Придатко Владимир и Сергейимн.другие.В частности много тогда прибыло специалистов с ОКБ «Гидропресс» среди которых были Хачатурян Сергей, Парнев,Качков, Новожилов. А также с ФЭИ и других научных и военных организаций.Всем им предстояло в самые короткие сроки ликвидировать последствия ядерной аварии,установить причины аварии
С конца 1968 года началась проработка вопросов возможного восстановления ППУ АПЛ «К-27»,включая вопрос об истинных причинах выхода из строя левого реактора ППУ.
17 мартя 1970 года было принято решения,которое подписали три заместителя министров от Средмаша-Семенов Н.А,Судпрома –Черноверхский,ВМФ-Котов П.Г.. Этим решением предписано было выполнить три этапа работ.
1-измерения радиационной обстановки по левому(аварийному )борту.
2.-разогрев теплоносителя по первому контуру без выхода на энергетическую мощность.
3.-выход на мощность.
Все это в дальнейшем выполнялось моряками -подводниками второго экипажа и всеми теми кто прибыл на лодку по вызову, а также,рабочими ,инженерами научных ,военных организаций в течении трех лет с 1970 по 1972 годов.
Первый этап был выполнен в августе 1970 года. .Мне бы хотелось закончить официальную сторону освещения данного вопроса,а потом рассказать как это происходило.Устами тех,кто эти работы выполнял тогда в 70-х годах.
Измерения радиационной обстановки (а выполняли эти измерения в частности офицеры Агафонов,Ветчинкин мичман Литвиненко и другие )показали наличие уровней в десятки рентген в час в местах,где надо было работать,обеспечивая разогрев ППУ правого борта.Например,под буферной емкостью,где располагались вспомогательные трубопроводы первого контура,разрешалось работать до трех минут.Выполнялась ли эта норма тогда?.Нет.Хотя конечно начальство всегда успешно себя ограждало от неприятностей,на всякий случай.Тогда на эти работы было полученно разрешение,что персонал выполняющий эти работы, может получить до полугодовой нормы облучения.
В октябре 1971 года подали пар на разогрев ППУ,насосы первого контура моряки вращали вручную,находясь в зоне большой радиации..
В конце 1972 года удалось правую(не аварийную ) ППУ вывести на мощность,которую к концу февраля 1973 года довели до уровня 20% от номинальной.5 марта 1973 года был подписан Акт.Следует сказать,что еще в 1971 году со стороны подводников,некоторых ученных высказывались сомнения в целесообразности проведения этих работ,которые должны были проводится в самых сложнейших условиях.Тем более ,что состояние многих систем ППУ и.в частности системы обогрева не обеспечивали надежную работу для работающих.Но к этому мнению не посчитали нужным прислушаться.Работы продолжали выполнять,ценою здоровья военных моряков-подводников,рабочих и ученных.Сегодня уже многих нет с тех,кто выполнял эти решения.Парнева Л.Х,Тачкова Г.А,Чистякова В.А,Новожилова В.А,Хачатуряна С. И многих других высокообразованных инженеров. О моряках- подводниках,которые ушли из жизни в последующие годы и десятилетия отдельный разговор.. Только 10 октября 1973 года все работы были прекращены,сплав радиактивный из первого контура слит(и это тоже выполняли подводники) Тогда же атомная лодка была выведена из эксплуатации.Ее начали готовить к захоронению.Оборудование,пригодное для дальнейшего использования,было выгружено ( это выполняли тоже моряки),реакторный отсек заполнили фурфуролом и битумом ,и 10 сентября 1981 гда затопили в Карском море в районе ост.Степового.Вот только не сказано в официальном документе,что перед затоплением АПЛ в ее загрузили около 2000-х тысяч радиактивных контейнеров,которые сегодня и находятся в море на глубине всего то 33-х метров (вместо 3000) в внутри корпуса К-27 Когда пишешь эти строки,думаешь,как все просто.Измерили,подали,вытащили,запустили, и так далее.А ведь эти работы выполнялись на корабле не автоматами,а людьми как военными подводниками так и гражданскими лицами..На корабле,который весь от первого до девятого отсека находился в зоне радиационного поражения... Моряки –подводники вели работы в зоне ядерного реактора, ,где излучение превышало все допустимые нормы.Для чего все это делалось,напрашивается сегодня вопрос? Для науки? Для военного Флота подводного? Честно говоря у меня нет полного ответа на эти вопросы,ибо лодка сегодня лежит на дне морском, ждут сегодня своей утилизации и несколько атомных подводных лодок 705 проета.(всего их было Семь),где были также установленные ядерные ректоры с жидкометаллическим теплоносителем. Ради чего были человеческие жертвы ,потеря здоровья тех, кто испытывал эти атомные корабли?.Ради чего выброшены миллиарды народных денег на ветер,при народе .который жил то впроголодь? Ведь ни одна атомная лодка как 645 проекта, так и 705 не стали основой советского ,да и российского подводного Флота. И думаю не станут еще не одно десятилетия!. Ради чего такие были человеческие жертвы и материальные затраты?
Конечно знаю что мне ответят.Ради укрепления военного могущества государства. Ради научного прогресса..Ну, и что укрепили мы этим государство ,которое тогда защищали?. Чем это государство потом отплатило морякам –подводникам, жизнями и здоровьем ,которых там при эксперименте манипулировало? Да ничем почти,заставили всех на три десятка лет закрыть рот ,забрав у всех подписки о неразглашении гостайны. А потом через 25-30 лет подвергали их унижением ,при получении о льгот,которые они заслужили.
Приведу ряд воспоминаний тех,кто тогда как сказано в официальных документах..измеряли,вытаскивали,и тому подобное. Пусть читатель сам определит какие это были парни.служившие тогда на апл К-27(продолжение следует)
.

.

Вспомним ВСЕ ! 28.02.2008 19:00 #3

Выше я уже писал,что пик различных работ пришелся на 1970-1973 года.Из десяток писем-воспоминаний того что делали и какая тогда была обстановка при ликвидации аварии,при выполнении научных работ,выбрал воспоминания капитана 2-го ранга ,командира реакторного отсека апл К-27,командира 1-го дивизиона Агафонова Геннадия Александровича То что пришлось ему выполнять,выполняли десятки офицеров, мичманов,старшин и матросов.Рабочих и инженеров.Скажу что в местах где был самый высокий уровень радиации работы выполнялись офицерами и добровольцами из числа рабочих или матросов.Но офицеры лодки старались в значительной части оградить от сложных работ молодых матросов.Все брали на себя.Не знаю как это назвать? Героизмом,Подвигом? Думаю что они,офицеры-подводники просто выполняли свою работу, не думая о последствиях и о героизме
Из воспоминаний ГЕННАДИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА АГАФОНОВА автору Записок:

«Почему то сегодня не говорят о том,что К-27 единственная в мире АПЛ,у которой в реакторном отсеке неслась постоянная вахта(2-х) человек,как и в других отсеках.Скажу,что даже «до»(аварии) были случаи когда сплав (сильно радиактивный.авт) тек под задницу спецам находившся в боксе ЦН-38(трюм 4-го отсека) К этой особенности нужно отнести и другую Уникальность К-27..у ней не было вспомогательного двигателя-дизельгенератора…реактор и АБ-вот и все источники энергии на корабле.Но вернемся к спецам:конечно у них были на мой взляд,элементы определенного чувства исключительности,спали на реакторах,работали при температору свыше 40 градусов ,а то и выше когда все вокруг обжигало как в финской бане.Работать без рукавиц было просто невозможно! Спецам очень часто приходилоь производить ремонт ненадежных парогенераторов.Как это делалось.Снимали крышку ПГ стоя на ней и поднимая ее талями вместе с собой,выпуская остатки Невидимого пара ,который со свистом вырывался из под крышки.Что такое невидымый пар?.Это пар перегретый до 360 градусов!У нас стоящих на крышке ПГ подошвы почти что плавились.А что они(спецы) чувствовали,когда резали вспомогательные трубопроводы 1-го контура? Ведь там светило 15-20 р/ час.
Эти работы проводились на фоне,когда разные комиссии, пробегали четвертый отсек,прикрывая свои мужские драгоценности руками.Ну как было не гордится после этого тем,что ты являешься членом команды Спецтрюмных!? И мы гордились своим отсеком, любили и уважали свою профессию и то,что мы делали.Лично я очень гордился тем,что рядом со мной служили такие ребята,и что я являюсь их командиром,командиром реакторного отсека.Если говорить о спецтрюмных во время ядерной авариии в первые дни после- тут у меня нет слов.Ребята понимали,на что идут(О «Хиросиме» они уже знали) и умерали достойно в госпиталях.Об этом наверно лучше расскажет мой друг Влад Домбровский,который был тогда с ними в море и госпитале.Я же лучше знаю о своих..Воротникове,Ращупкине,Литвиненко и др.Эти ребята видели,знали уже что случилось с их друзьями,которых увезли в госпиталь.Они шли в отсек и делали то,что нужно для уменьшения смертельной дозы радиации,и как можно быстрее.Сейчас некоторые говорят,что ВСЕ было под контролем. ХЕРНЯ все это!Дозики иногда убегали из отсека,а спецы работали по ночам,когда было меньше глаз. Ремонт помпы в отсеке Колей Лагуновым и Витей Гриценко в море стоял им жизни.Но они ее ремонтировали,и сделали все чтобы она заработала Хочу сказать что этот ремонт должен был делать другой спец тогда,но он сдрейфил и не пошел в отсек.Фамилию его не хочу называть.Это единственный случай трусости был среди спецов за всю историю корабля.Единственный и последний.Команда второго экипажа и остатки первого после того как всех отправили в госпиталя, укладывали мешочки со свинцом(это тонны),а потом по просьбе науки разбирали эти же мешки,чтобы добраться до арматуры и трубопроводов 1- го контура,забитых сплавом с ураном,который был выброшенный из разрушенной активной зоны ядерного реактора левого борта.Резали эти трубопроводы ножовкой,выплавляли из них сплав,ставили заглушки,обваривали их.Потом все это вытаскивали на причал,бросали в контейнер,а утром приходили дозики и перепуганные заставляли нас все тащить обратно в отсек,так как по причалу нельзя было пройти..ВСЕ вокруг светилось! Огромную работу при ликвидации ядерной аварии провел и рабочий класс.Но рабочий поработал 5-7 минут,потом душ,стакан спирта и –отдых,а спецтрюмные работали без ограничения и со следующим командировочным.СКОЛЬКО КТО ТОГДА НАХВАТАЛСЯ-ОДНОМУ БОГУ ИЗВЕСТНО,т.к.»карандаши»для измерения полученной дозы были примитивны,как и все приборы того времени,да и замеряли показания этих карандашей матросы ОРБ срочной службы!!!. Карандашей было сотни,где уж тут до точностей!
Правда обьективности ради,спецтрюмных и тем кто работал в реакторном отсеке отстраняли на 2-3 дня ,вместо них шли Офицеры.Нам ежедневно меряли щитовидку,но что это давало?.В спецполиклиниках проходили медкомиссию наши медкнижки,а не живые люди! Бывало жалуешься что носом идет кровь беспричинно,а в ответ слышишь-помой нос холодной водой
Вызезка трубопроводов,вынос их с отсека,потом снова в отсек,этот бардак продолжался пока наконец то на причал не поставили ТНТ-29,куда мы «сбывали» всю грязь,а когда на апл К-27 ПОСТАВИЛИ жирный крест,я выдавил сплав с правого борта.
Какое количество радиактивного сплава ушло в море когда при его выкачке лопнула электрообогревательная труба(шланг) неизвестно.Но это уже отдельная история.Таких историй во время ликвидации ядерной аварии на апл К-27 было хоть отбавляй,и все на грани прокуратуры
(продолжение следует)…
.
.

Вспомним ВСЕ ! 28.02.2008 22:33 #4

Как то во время отмывки от радиационнй грязи буферной емкости насоса ЦН-17 л.б. начала тонуть плавемкость(ПЕ-50),а сливали мы в нее жидкость до 300кюри/метр! Отмывали всякими кислотами в т.числе и ледяной уксусной:запас!-как будто вся Островная ела пельмени.Вызвали ночью меня(авто всегда было на строме),по телефону,он у меня был .а вот в командиа БЧ-5 нет(так наука велела)Приехал с Леней Баренблатом(Болтиком,как мы его любезно называли) прямо к лодке,срочно где то раздобыли ручную помпу типа »вашим-нашим» и с нее помощью стали выравнивать эту плавемкость,у которой корма уже была в воде.Представляешь картина….Ночь,легкий снежок падает в свете прожекторов и два мудака в шинелях,в зоне строгого режима по РБ качают.Жарко,растегнувшись,у Лени(он был пижоном) с шеи сползает белый шелковый шарф,а мы качаем! К утру борт выровняли.Сам запустил насос 8-го отсека,чтоб смыть грязь с палубы борта.Шланг(для смыва палубы) неожиданно лопается,прямо над люком 8-го отсека.Срочно остановил насос,с вахтенным моряком заменили шланг,плавно нагрузили и смыли радиактивную грязь с палубы плавемкости(куда догадывайтесь сами).После этого сели в машину и уехали по домам, минуя пост дозиметристов.Зная как они могут «мыть»..мы решили избежать это удовольстиве.Утром звонит мне командир корабля Новицкий Гарий и..»Что случилось ?Что вы там на делали? Пост спецполиклиники,пост на Святом Носу зарегистрировал повышенную радиактивность .К разбирательству подключились особисты.Срочно в казарму!».Пришел,скосил под дурачка,свалил все на дозиков,мол они наверно что то выбросили с нашего корабля,или очистили емкость,Не поверили,но успокоились.
Вот только тогда я подумал,а сколько же мы на себе принесли домой ,в семью? Наверно одному Богу известно.Я детей не руки брать во время этих работ научных боялся,спал один в комнате.Сейчас спустя десятилетия смешно,но я приказал Баренблату Лене выбросить свой шикарный шарф к е.м.,т.к он мешал качать,а не потому что радиактивно грязен! Замечу,что нам в тот период ни в чем не было отказа -хочешь спирт-пожалуйста хоть утопись,автомашину-в любое время ,питание на высшем уровне.Для спецов на ТНТ-9 был постоянно накрыт стол,семга,молоко,икра,все виды колбас,все что душе захочется!
В казарме спецтрюмные жили в отдельной комнате,были освобожденны от всех работ и вахт.Правда все эти «роскоши» ,которыми пользовались спецы,вызывали негодование у Фытова Г.А,старшого помошника,мол я балую моряков-спецтрюмных.Лично я так не думал.Если почистить «шкуркой» свою память,то возможно что то блеснет еще ,хотя этого «что то» было по уши,и смешного и трагического.Из смешного вспоминаю,как наш замполит забрал в спецов кассету с записью «Бременских музыкантов»,потом пригласил меня к себе в кабинет,чтобы послушать мои обьяснения по тому, как у меня «разлагаются» личный состав.Едва уговорил его вернуть кассету спецам и не позориться,а чаще смотреть телевизор и слушать радио.Вернул.Мужик он был хороший,у меня с ним отношения были отличные,позже часто бывал у него в гостях в Североморске,где он служил уже после К-27 и после трагедии на К-8,где он был прикомандированным замполитом. Было и другое. Как- то мы с Овчинниковым А.А извлекали по просьбе науки стержни аварийной защиты из ядерного реактора левого борта Светило так,что дозиметрические приборы зашкаливало! Дозики увидев это, пулей бросив все убегали с отсека.Две-три попытки и все кончалось воплями ст.лейтенанта Вышнякова(служба СРБ)..бросайте все нахрен,срочно бросайте….Вон с отсека…Тогда Овчинников(рабочий) сказал:» Александрович,гони всех с отсека и спецов тоже,работать будем вдвоем.Я уже стар,боятся мне нечего,а тебе деваться некуда,ты офицер,командир. Выгнали,извлекли стрежни,бросили для работы физиков.Те замерили,осмотрели,что то там записали,а затем попросили все поставить на место в ядерный реактор.Но сделать это было труднее,чем при вытягивании.Но сделали. Много чего делали,всего не расскажишь.
Знаешь,наша лодка разделила жизнь многих,служивших на ней пополам.до 24 мая 1968 года и после.До ядерной аварии,счастливая,известная,а после этой даты и до Затопления-неизвестность и пустота для всех,но не для нас,кто на ней остался и потом служил,ликвидировал последствия аварии.Обидно сегодня ,многие адмиралы,ученные в своих мемуарах прославляют АПЛ 705 проекта,забыв напрочь тех подводников апл К-27 и сам корабль,которые сделали очень много,чтобы не повторилась такая авария,при этом теряли здоровья и даже жизнь Но это к слову.. Два раза проводили операцию «Мороз» ,выходили дважды на мощность.Однажды я вывел ГЭУ на режим 15%,загрузили турбогенератор правого борта.Некоторые умники свыше узнав об этом ,даже попытались, выгнать экипаж в море на одном правом ядерном реакторе!Сверлили дырочки у себя на кителях наверно..Но кто то там,в Москве сообразили,чем это возможно кончится и мы не вернемся, все отменили.Вернее дали окончательный отбой.Лодку стали готовить в Северодвинск.Когда ее поставили в док, 90190,и осмотрели ее корпус волос на голове стал дыбом! От заслонок 5 и 6 отсеков до ватерлии шли трещины,куда можно было просунуть руку.Практически центральная группа ЦГБ была негерметична,мы тонули у причала,поэтому компрессора работали на износ» «дулись » постоянно А еще думали нас послать в море.Предпологать что бы случилось не надо. В доке мы простояли около месяца,потом за ноздрю и в Северодвинск.Сам переход,это уже отдельная тема.Где то в декабре пришел приказ мне убыть в Гремиху на должность начальника ЭМГ тыла 17 –й дивизии.Прослужив до 1982 года,написал рапорт об увольнении,но первоначально не отпустили.Отпустили только в 1983 году….
Таковы воспоминания офицера-подводника,отдавшего службе атомной подводной лодке К-27 выше 10-ти лет! При том каких лет! Хочу добавить что вместе с ним, служили и принимали активное участие в ликвидации ядерной аварии, в проведении научных экспериментов,офицеры Коньшин Юрий,Беспалов Владимир,Щеглов Ведерников, , Абрамов, ,мичмана Ивченко,Фильшин,Литвиненко,Ковцун,матросы и старшины Серов,Кулаков, и многие многие другие.

.
.
  • Страница:
  • 1
Время создания страницы: 0.73 секунд