Главная Инфо-Вестник Очень важная ниточка

Очень важная ниточка
          Автор: Меньшиков К.    27.12.2002 09:03          

ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ НИТОЧКА

 

     Для человека, не знакомого с островным образом бытия, ни за что не понять степени отношения островчан к этой ниточке жизни. Давно стало привычным в Гремихе отсчитывать временные интервалы, этапы городской жизни не только традиционными сутками, часами, неделями, но и днями прихода теплохода. За фразой "рейсовый на входе" следует непременное ускорение здешнего жизненного ритма. Практически бессменный кумир йоканьгских навигаций последних лет теплоход "Клавдия Еланская" накануне новогоднего праздника отмечает свой четвертьвековой юбилей.
     Государственный флаг на судне был поднят 30 декабря 1977 года. За годы безупречной арктической и не только службы "Еланской" пройдено 1,2 миллиона морских миль (это 55 земных экваторов или почти 6 расстояний до Луны), перевезено 505 тысяч пассажиров (больше, чем все население Мурманска), 93 тысячи тонн грузов притом, что судно не является грузовым, и для погрузки использует единственный трехтонный кран.
     География плаваний: Дудинка, Шпицберген, Лондон, Копенгаген, Стокгольм, Любек, Вардемюнде, Калининград, Гавана. В течение двух лет судно обслуживало регулярную линию Таллин -Хельсинки. С начала девяностых - транспортное обеспечение Мурманского побережья - теплоход верно служит Островному.
     25 лет. Возраст молодости для человека и возраст зрелости для кораблей.
     Пришедшие на судно в 77-м юнцами в настоящее время полны зрелости. Два десятилетия отдал службе на судне практически первый его капитан Валентин Викторович Кононов. Из тех, кто был в первом составе экипажа, сегодня в списке команды только один - матрос с морской фамилией Василий Васильевич Чайка: "Из 25 лет - с небольшим перерывом 22 вместе с суднож.. Я на нем флаг поднимал 25 лет назад... Уходил на другое судно ненадолго, была необходимость. По возможности вернулся... Здесь коллектив, очень человечный климат общения..."
     25 лет - зрелый возраст, требующий пристального внимания к "техническому здоровью". Усилия экипажа позволяют поддерживать состояние судна на достойном уровне. Основная часть работ по приданию ему возрастной остойчивости производится силами команды. И, что в немалой степени трогает за душу членов экипажа "Еланской", вызывая их искреннюю благодарность, это помощь и поддержка в этих вопросах со стороны главного арендатора -администрации Островного. Свою благодарность моряки стараются выразить добросовестным, а порой и героическим, исполнением обязательств перед городом с островным существованием. Все запланированные рейсы уходящего года "Еланская" выполнила, несмотря на сложные, особенно зимой, условия плавания.
     Нынешний капитан Николай Васильевич Рапацевич за многие годы посещения города сроднился с Гремихой и остро переживает за судьбу окраины земли мурманской, в какой-то мере ощущая себя частью ее жизни. "Мы ведь видим, чувствуем, как необходимы вашему городу. Мы и болеем за него душой... Часто бывает так, что портовые организации не дают рекомендаций на переход. По погоде. А идти надо. Детей, скажем, вывозить к запланированному поезду. Мы выходим..."
     Когда нет рекомендации порта, решение и ответственность на себя принимает капитан. Это закон моря. На судне один бог, один ответчик. Не прячась за капитанскую спину, команда, следуя своему долгу (помните: "...в море встает за волной волна, а за спиной - спина"?), обеспечивает пассажирам условия, при которых безопасно, комфортно, уютно. Это не фальшь: Любой из нас, мне кажется, не раз уже при возвращении из длительных дорожных странствий обретал ощущение близости дома не со сходом с трапа теплохода "на причале Йоканьгском у нас", а несколько раньше - при восхождении на него в Мурманске.
     "Увы, не всегда отдача от пассажиров соответствует степени оказываемого им внимания. Порванные обои, украденная каютная утварь, сорванные ленты... Мы понимаем, что это не постоянные жители Гремихи, скорее "временщики" или люди, случайно здесь оказавшиеся, для которых ничто не свято... Но обидно..."
     Море - берег, берег - море. Обычный режим деятельности морской труженицы. Даже в устоявшемся ритме трудно отчертить время для полноценного отдыха. Недели, месяцы, годы... Четверть века непокоя, и наградой - случайно услышанное восторженное восклицание где-нибудь на сопочном побережье: - Вот и "Клавдия" идет!
     В конце концов, она ведь давно уже "наша" - труженица-юбилярша. Очень важная и нужная ниточка в этой жизни.

*****************

     Стены длинного коридора в устоявшемся ритме отбрасывают и вновь притягивают к себе, шаг становится стопорным, поручни услужливо подлетают к рукам. Толчок - и шумный вместе с дверью полет в каютное пространство. В сумраке пассажирской обители, будто в саванах, укутанные в простыни безвольные тела, мутно переживающие очередные маятниковые подлеты к подволоку то головы, то иных конечностей.
     Ниже пассажирских палуб другая жизнь. Промышленный грохот и очень-очень тепло в окружении дышащего энергией металла. Та же ритмичная пляска в унисон забортной волне, но отсюда не скроешься в зазывный полумрак каюты, пока не придет смена. Механизмы силовой установки, энерго, тепло, водоснабжения постоянно нуждаются в присмотре, тем более в условиях погодного экстрима. Они под присмотром
     Ходовой мостик - самая возвышенная обитаемая надстройка. Мостик - звучит уменьшительно, но в ширину - от борта до борта. И здесь почти каютный полумрак, но он деловой, рабочий. Повинуясь движению рулевого, приводы руля разворачивают перо, корректируя движения судна, возвращают его к заданному румбу, а нос и борта, вновь наталкиваясь на беспорядочное сопротивление волны и ветра, не выдерживают, сползают в сторону, и снова коррекция и возвращение на курс. В смотровые окна едва просматриваются сквозь зарядное кружево собственные баковые механизмы - куда уж там морская обстановка. В этих условиях одна надежда на локацию. Экранная засветка радара от окружающих вспененных волн, слева в привычном очертании отраженный берег, впереди по курсу что-то приближающееся, не видимое глазу, но отмеченное электронным лучом. Пеленг, дистанция, пеленг, дистанция... вектор перемещения... оценка условий безопасного расхождения. Чтобы не случилось "Титаников" и "Адмиралов Нахимовых", чтобы две сотни пассажиров, безвольно застывших под простынями в каютной мгле, завтра утром сошли по трапу, облегченно вздохнув: "Наконец-то!"
     Чтобы, взглянув вечером из домашних окон на уходящие по рейду огни, про себя отметили: "Пошел теплоход". Жива ниточка. Значит все в порядке!

 

К. Меньшиков

 

Инфо-Вестник Островной    27 декабря 2002 год.
Стр. 2,15

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.