Главная Инфо-Вестник Собачьи будни Гремихи

Собачьи будни Гремихи
          Автор: Валерий Борцов    12.03.1999 19:27          

Публикуемый ниже рассказ был представлен автором в номинации
«Художественное слово» фестиваля «СУВЕНИР-99».

 

 

     Эта история написана по мотивам реальных событий. Все персонажи вымышлены. Случайные совпадения с реально существующими - только случайные совпадения.

 

 

Собачьи будни Гремихи

 

 

Бездомный гремиханский пёс
Рождён в Гремихе, в Гремихе рос.
В Гремихе брошен. Вот вопрос:
«За что?»

 

     Я - Граф, гремихский пёс бездомный. Живу в теплотрассе. В теплотрассе хорошо -тепло под трубами и не одиноко. Я - водолаз, рядом - Рич, чернявый красавец пудель, и Дашка - «двортерьер». У них любовь. Чуть поодаль в одиночестве расположился «буль-дерман» Тори. Мама у него доберман, а папа -бульдог. Он тоже, как и все мы, брошен своими хозяевами. Недавно ушла и не вернулась колли Лесси. Мне очень жаль её. Она была мне симпатична. В глубине души надеюсь, что она вернётся, и у нас с ней что-нибудь получится.
     Сегодня я на посту. Дежурю. Зорко слежу за помойкой. Отсюда мне хорошо видны мусорные баки около пятиэтажного дома и, как только появляется кто-нибудь с мусором, я поднимаю всех своих соседей, и мы, молча, мчимся к помойке. Всё надо делать быстро, иначе - конкуренты... Съедят всё съедобное. На улице холодно. Мороз под 30 градусов.
     Бросили меня не так уж давно, скоро будет пять месяцев. Хозяева получили квартиру на большой Земле и уехали. Я их понимаю. Что же делать? Если они себе-то денег на переезд еле-еле наскребли, а на что там жить, так и вовсе не знают. Вот и отпустили меня, так сказать, на вольные хлеба. Я их не осуждаю. Проживу как-нибудь. У людей здесь сейчас идёт полным ходом выполнение какой-то программы. Они получают квартиры и уезжают, говорят, на очень большую землю, а нас бросают. Не всех конечно. Но наши ряды постоянно растут.
     Рич и Дашка спят в обнимку - счастливые. И откуда только силы берутся? Тори спит беспокойно. Из левого глаза вытекает мутная слеза. И так у него рожа противогазная, так он ещё и плачет.
     Надо больше спать, меньше двигаться, так можно без еды долго выдержать. Хорошо после праздников. Сытно. Костей навалом. Люди говорят, что денег нет, есть нечего, что правительство их очередной раз ограбило, а как праздник, так и холодец варят и мясо жарят. Хорошо. Особенно от холодца много костей остаётся. Сытно. И жить хочется. А ещё у нас в теплотрассе бьли хохмочки. Последняя была три дня назад, я дежурил. Смотрю идёт Лёха. Мы были знакомы ещё до моей беспризорной жизни. Пьяненький -в дым. Я его часто пьяненьким вижу, но до такой степени давненько не было. Увидел меня, узнал. «Здравствуйте, Граф», - говорит. Это по старой памяти он меня на «вы» называет. В общем, попросился на ночлег. Я его, конечно же, пустил к нам в теплотрассу. А что, места много, не жалко, пусть себе ночует. У Лёхи с собой было еще полбутылки водки. Он тут же её выпил. А как выпил, так его и прорвало и заело. Кричит: «Я офицер! Инженер-кибернетик! Никому не нужен!» - и плачет. Слабый он Лёха. Жаль его. Только врёт он всё. Никакой он не кибернетик, а программист. Да и офицер - бывший. Уже два года, как его по сокращению демобилизовали. Да и насчёт того, что не нужен, тоже врёт. Это он имеет в виду, что его нигде на работу не берут.
     А я слышал. Что где-то недалеко есть огромная дымящая труба. Уж не знаю, что они там жарят, но, говорят, косточек там бывает видимо-невидимо. Работников там великое множество. И, что самое главное, в последнее время нормальных людей туда на работу не берут. Так, что Лёху туда бы приняли без всяких сомнений.
     Кричал, кричал Лёха часа два наверное. Голос сорвал. Разбудил всех. Взбудоражил. Каждому вспомнилась своя, былая, весёлая собачья жизнь. Погоревали все вместе и заснули тревожным сном. А утром Лёха ушёл. Поблагодарил за ночлег. Обещал костей принести, но что-то не идёт. Но, да ладно. Бог с ним, с Лёхой. Может быть, оклемается и заявится. Ведь, хоть и бывший, а всё-таки офицер и о том, что данное слово держать надо, помнит, наверное.
     Тяжело дежурить. Спать хочется. А уж, как есть хочется - невыносимо. О! Дверь заскрипела. Тётка с ведром. Точно! идёт к помойке. Будить своих, не будить? Уж очень худая тётка-то. Наверняка в ведре ничего съестного нет. Только зря силы потратим. Не буду будить. Пусть спят. Может быть ещё кто-нибудь выйдет или Лёха заявится. С каждым днём становится всё легче в желудке и легче умереть с голоду.
     Не знаю уж какие там у людей реформы, только еды с каждым днём всё меньше, а нас всё больше. Тори тут мне как-то предложил в следующий раз Лёху съесть, но уж очень не хочется. Не заложено это в нас природой вообще-то.
     Люди! Спасите наши собачьи души! Save our dogs souls! SODS!

 

Валерий Борцов февраль 1999

 

 

Инфо-Вестник Островной 12 марта 1999 год.
Стр. 14

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.