Главная Инфо-Вестник Весна - она в нас

Весна - она в нас
          Автор: Меньшиков К.    08.03.2002 14:28          

ВЕСНА – ОНА В НАС

 

НЕМНОГО МГНОВЕНИЙ ВЕСНЫ 

 

    Трудно возразить: весна в город пришла. Реанимированный световой день – не единственное тому свидетельство. Первый день календарной весны, мелькнув заоблач-ным теплом, оставил отпечатки в памяти разнообразной чередой событий, радужных или не очень, – просто кому как повезло, но приятен он хотя бы уж тем, что добрым сердечным настроем обещает приближение к солнцу, к жизненному рассвету. Весна – не только в природе, но в наших судьбах, наших делах, событиях, поступках, весна – она в нас. 

 

 

Весенние размышления по пути к зубному врачу
Вот и птицы запели весеннюю трель,
И струится, звеня, озорная капель…
На душе так легко, словно нету забот,
Но, увы, шутка в том, что забот полон рот.
Наташа  

 

     Ехать в Мурманск не тянуло, но с голосовыми связками шутить не хотелось. В кассе портопункта на вопрос о желаемой каюте ответила, мол, хоть куда, лишь бы не с матросами. Едва подала билет проводницам, как мне не без доли иронии посочувствовали: "Ну, тебе повезло, с роженицей едешь…" Анжела оказалась женщиной молодой, уже имевшей сына. Теперь они с мужем ждали дочь, но вот уже недели полторы не удавалось вызвать роды, и ее отправили в Мурманск. Кроме нас в каюте никого, качки не предвиделось, мы познакомились, разговорились, перекусили и собирались отдохнуть. К Анжеле уже приходил судовой врач. Бдительные бортпроводницы сразу обратили внимание на ее живот при посадке и поспешили предупредить. "Я доеду", – заверила Анжела, на что доктор Юрий Алексеевич, осмотрев ее, пророчески молвил: "Родишь и сегодня же", а мне, видимо решив, что я сопровождаю, бросил при выходе: "И вы готовьтесь". Готовиться к чему, когда я сама незамужняя?
     Ближе к полуночи, не единожды продефилировав от койки к санузлу, Анжела посетовала на то, что как-то тянет низ живота. А спустя час я нашла по предупредительно названному "адресу" доктора. Там, похоже, уже ожидали такого поворота событий. К двум часам в судовом лазарете собрались собственно сама Анжела, Юрий Алексеевич, бортпроводница Людмила и я. Нас с Людмилой заставили одеть халаты, марлевые повязки и перчатки, вместо колпаков обмотать волосы полотенцем. С шутками, подбадриванием в нервном ожидании дотянули почти до утра. Теплоход мчал к Мурманску, побивая рекорды. Кажется, даже не обходили Кильдин, а сократили путь, пройдя проливом. Капитан и члены команды периодически наведывались в нетерпеливом ожидании: ну как? В начале седьмого уже были у Коль-ского залива. Доктор глядел за корму и шутил: "Вот чайки за нами тянутся – добрая примета". А еще как-то с именем своим связывал удачу, на что я добавила, что Марина – значит "морская", и он подхватил – действительно к удаче! Анжелу, если замечал, что ее смаривает усталость, и схватки становятся реже, заставлял "взбодриться" небольшим "прохаживанием". В пол седьмого свершилось. Когда четырехкилограммовый малец оказался на кровати, мы с Людмилой просто перепугались. Она вообще наотрез отказалась подходить к кричащему комочку: "Только не это!"
     Юрий Алексеевич даже стал прикрикивать на нас. Пережав пуповину, указал, где перерезать. Могла ли я представить себе такой жизненный поворот? Затем, когда начал мыть младенца, я поняла и далее стала делать это сама. Перепеленав, поднесли к мате-ри. "Кто?" – спросила она, а мы с перепугу и рассмотреть забыли. "Мальчик…" – выручил доктор.
     В Мурманске по звонку из Гремихи ждал встречающий, не знавший личности Анже-лы. Приняв меня за нее, спросил: "Поехали?" "Да это не я, и уже все случилось. Роды прошли.  Сообщите папе в Гремихе – у него сын". Анжела перед сходом на берег попыталась узнать у доктора его имя, чтобы назвать малыша, но в ответ прозвучало: "Не надо имени, вы лучше перестаньте на теплоходе ездить рожать…" Говорят, Бог любит Трои-цу… Но диплом-свидетельство о рождении в последний день зимы на судне новому гражданину северянину Славе торжественно вручили.
     Завтрак мне заботливо принесли в каюту. Заботу и участие экипажа я ощущала и на обратном пути. Лишь снова оказавшись в Гремихе, окончательно пришла в себя. Тем более тринадцать моих ВИА-коллективов уже назавтра выступали в конкурсной программе "Сувенира"… А помогать принимать новую жизнь, как теперь кажется, в другой раз мне уже не будет страшно… Такая вот весна...

 

Марина

 

***

 

     Мелковатый ковш совковой лопаты захватывает малые горстки снега. Проще обкалы-вать слежавшиеся пласты и сбрасывать спрессованные глыбы с полутораметрового сугроба, заслонившего собой весь гараж. "Еще тридцать тысяч ведер и золотой ключик наш…" – вертелось в мозгу. Траншея к двери медленно продвигалась, благо бросать снег было недалеко: расширяя колею и проволакивая сугробы к отвалу в конце гаражной улицы, деловито гремели бульдозеры. Зачем мне это, ведь до мая никуда не выезжать? – мысль-предательница отворачивала от сугробных проблем. Но вокруг было солнце и весна, и суетились десятки соседей-коллег-гаражников, кому занесенная снегом улица давно комом в горле, и каждый лишний сугроб на ней – неумная и неуместная преграда. Докопавшись и приоткрыв створку, протискиваюсь в темное нутро. Теперь можно взять совок поувесистей. Еще полчаса ковыряний, и сугробная глыба размером в половину того же бульдозера полностью отделена от стен построек. Теперь бы только сковырнуть… А улица все ширится, и деловитый автолюбительский люд до блеска скатывает остатки рыхлого снега. Весна… Отмашка с бульдозера, подхватив лопаты, удаляюсь от снежной кучи. Рывок, проворот гусениц, еще рывок, и сначала соседний, а за ним и мой упорный снежный монолит стаскивается, рассыпается, сминается, откатываясь прочь. Легкий проход шнека и остается только разбросать остатки расколотой горки. Море солнца, море смеха и оживления… Дорожники МУДЭРП у собравшихся в фаворе. Еще бы, такую работу весь выходной проворачивать, да и как! Они сегодня – часть весны. После завалов двухчасовой давности, кажется, что улица стала шире, чем летом. Искренняя благодарность, шутки, оживление, весна…

 

***

 

     После брезгливого визита на один из первых "Сувениров" Юрия Лозы, отношение к гастролерам настороженное. Вечер второго весеннего дня с весенним феерическим открытием пятого городского творческого фестиваля принес и встречу с композитором и исполнителем Владимиром Евлезовым. Начальное выступление и – сдержанное ожидание. Первые шутки, испытанный прием: себя слегка умалить, а хозяев возвеличить и – начинает действовать. Дальше – шутки и задор новых мелодий, все более знакомых. Игра с залом и на зал в самом зале, душевно открытый порыв и вдруг неожиданный кавалерно-джентльменский выпад в адрес завтрашней именинницы: "Я буду петь Вам"… Легкий картинный мимолетный танец. Зал – уже улыбка. Исполнитель – тоже: душа раскрыта, контакт налажен, весна в зале…
     Дальше – больше. Уже стул перекочевал в проход между кресел. Соло на столе, а не на сцене. В дальних рядах заведенная подтанцовка. Еще посвящение. Хоровые (с залом) акапельные запевки. И уже бурный восторг перед объявленной песней. Подтанцовка теперь и от переднего ряда возрастом явно помоложе. Зал – нескрываемая улыбка. И закатным апофеозом, когда "югославский солдат и гремихский матрос… каждый хочет любить", – зрелый заводной выход вдохновленного к весне и любви зала в лихой пляске с душевным гостем. Талант делает человека увереннее, а весенняя душа не дает уверенности перерасти в самодовольство. "И это круто, по-весеннему круто!". Пусть вживляется в наши души Весна!

 

К.Меньшиков 

 

 

"Инфо-Вестник Островной"
№ 9    от 8 марта 2002 года

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.