Главная Печатные издания Гремиха прежде и теперь - стр.4

Гремиха прежде и теперь - стр.4
          Автор: Политуправление СФ    18.04.1960 22:35          

 

Вывший заключенный
Иоканьгской ссыльно-каторжной тюрьмы
Прибышевский А. Ф

      В своих воспоминаниях об Иоканьге бывший секретарь Архангельского ревкома и губисполкома тов. Кедрова-Палестинина писала в «Правде» от 27 февраля 1935 года:
      «Я была в бараках и видела продырявленные многочисленными пулями стены. Я видела карцер сырой подвал с омерзительной жижей на полу, где людей держали по 30 суток. Кто мог эти нечеловеческие муки переносить? Только немногие. Остальные здесь же умирали, благословляя смерть, как единственную избавительницу... Здесь применяли такие пытки, перед которыми бледнеют ужасы инквизиции... Сюда палачи приводили наших товарищей, засыпали до колен снегом, потом обливали водой. Люди замерзали в страшных мучениях: Живых людей превращали в ледяные столбы».
      И ныне в новом поселке Гремиха, на месте братской моги¬лы, где были похоронены 172 заключенных, стоит вросший в землю, обложенный с трех сторон гранитными глыбами, деревянный карцер. Низкий потолок, земляной пол, нет ни окна ии отдушины. Здесь, в холодном погребе, умирали заключенные от пыток, голода и болезней. Над дверью надпись: «Вечная память борцам за свободу. 172 жертвы».

Карцер, где были замучены интервентами 172 узника.

      В своих воспоминаниях об Иоканьге бывший секретарь Архангельского ревкома и губисполкома тов. Кедрова-Палестинина писала в «Правде» от 27 февраля 193.5 года:
      «Я была в бараках и видела продырявленные многочисленными пулями стены. Я видела карцер сырой подвал с омерзительной жижей на полу, где людей держали по 30 суток. Кто мог эти нечеловеческие муки переносить? Только немногие. Остальные здесь же умирали, благословляя смерть, как единственную избавительницу... Здесь применяли такие пытки, перед которыми бледнеют ужасы инквизиции... Сюда палачи приводили наших товарищей, засыпали до колен снегом, потом обливали водой. Люди замерзали в страшных мучениях: Живых людей превращали в ледяные столбы».
      И ныне в новом поселке Гремиха, на месте братской моги¬лы, где были похоронены 172 заключенных, стоит вросший в землю, обложенный с трех сторон гранитными глыбами, деревянный карцер. Низкий потолок, земляной пол, нет ни окна ии отдушины. Здесь, в холодном погребе, умирали заключен¬ные от пыток, голода и болезней. Над дверью надпись: «Вечная память борцам за свободу. 172 жертвы».

Внутренний вид тюремного барака.

      На далеком и пустынном, занесенном снегами Иоканьгском полуострове, в холодных бараках заключенные в суровых нечеловеческих условиях не теряли силы духа не теряли решимости вырваться на свободу и во что бы то ни стало пробиться к Красной Армии.
      В ноябре 1919 года была создана инициативная группа для подготовки восстания. Но восстание и побег осуществить не удалось. Среди заключенных нашлись два предателя. Они донесли о готовившемся побеге тюремному начальству. Надзор усилился, и побег пришлось отложить. И все же через некоторое время в одной из землянок заключенные начади рыть подкоп, но прорытый ими выход палачи обнаружили 12 человек заключенных были переведены в другие бараки. Вскоре их перевезли в Александровск (Полярный) и по приговору особого суда расстреляли как организаторов побега.
      Иоканьгская тюрьма, как и другие тюрьмы и лагери на Кольском полуострове, находилась в ведении интервентов. О том, какой размах приобрели на оккупированной территории Севера массовые репрессии интервентов, можно судить по следующим данным: лишь за год господства интервентов в Северной области, включая Кольский полуостров и Архангельскую губернию, с населением в 400 тысяч человек через тюрьмы и концлагери прошло семнадцать процентов жителей, т. е. каждый пятый человек. Более восьми тысяч патриотов было расстреляно. Они отдали свои жизни за свободу и торжество великих завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции.

Член Петроградского Совета
тов. Блохин.
Замучен в Иоканьгской тюрьме.

      Террор, аресты и расстрелы проводились по указанию главнокомандующего союзными экспедиционными силами в Северной России бригадного генерала Айронсайда.
      По всему Северу американские и английские интервенты оставляли свои кровавые следы. На одной только иоканьгской каторге погибло более 1.000 человек. Из 1.200 в живых осталось только 186 человек.
      Но интервенты не могли надеть наручники на каждого жителя Кольского полуострова, не смогли сломить горячей любви советских людей к Родине. И оставшиеся в живых, принимая от погибших священную эстафету ненависти к поработителям, продолжали бороться за освобождение Севера от иностранных захватчиков.
      20 февраля 1920 года радио принесло в Иоканьгу долгожданную весть: в Архангельске установлена Советская власть, Миллер бежал. На Кольском полуострове, в Мурманске, 21 февраля 1920 года рабочие и моряки начали вооруженное восстание. Они захватили оружейные склады, заняли всю территорию порта, правительственные учреждения и радиостанцию. Уцелевшие группы белогвардейцев и интервентов на пароходе «Ломоносов» ушли в Норвегию. Английский и американский империализм, организовавший интервенцию на Советском Севере, потерпел в своих расчетах полный крах.
      В. И. Ленин, выступая 24 октября 1919 года перед слушателями Свердловского университета, отправлявшимися на фронт, говорил:
      «На Северном фронте, где наступление на Мурманск обещало неприятелю особенно большие выгоды, где давно уже были собраны англичанами громадные и великолепно вооруженные силы, где нам, при отсутствии продовольствия и снаряжения, было неимоверно трудно бороться, там, казалось бы, у империалистов Англии и Франции должны были быть блестящие перспективы. И как раз там оказалось, что все наступление неприятеля рухнуло окончательно».     (Соч., т. 30, стр. 58).




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.