Главная Печатные издания Над бездной - Бискайский реквием. стр. 16

Над бездной - Бискайский реквием. стр. 16
          Автор: Шигин В.    03.06.1996 18:14          

* * *

 

       Наступила роковая ночь с 11 на 12 апреля. Шторм не утихал. Заливаемые волнами "Харитон Лаптев", "Комсомолец Литвы и "Касимов" старались держаться невдалеке от аварийной подводной лодки, образовав как бы огромный треугольник, в центре которого и находилась К-8. Не-прерывно вращались антенны локаторов, отбивая на экранах индикаторов цель - небольшое зеленоватое пятно.
       На судовых часах было 6 часов 13 минут московского времени, когда второй помощник "Касимова" внезапно увидел взвившуюся над атомной подводной лодкой красную ракету. Одновременно на экране локатора отметка от подводной лодки стала быстро меркнуть и, наконец, исчезла... Еще через какую-то минуту корпус "Касимова" содрогнулся от двух мощных гидравлических ударов. Второй помощник капитана немедленно объявил тревогу и дал полный ход на лодку. На палубу теплохода выскакивали полуодетые, прилегшие было отдохнуть подводники. Из объяснительной записки капитана 3 ранга О.Н. Фалеева: "В 6.30 я находился в каюте, отдыхал. Внезапно вбежал капитан 3 ранга Вилль, разбудил:
       -Ты слышал гидравлические удары? Что это значит?
       -Есть ли отметка на РЛС? — спросил я.
       -Пропала!
       -Лодки больше нет! — сказал я. — Возможно, был взрыв аккумуляторных батарей!
       В 6.32 мы прибежали на мостик. Там уже находился командир БЧ-5. Пришли к выводу, что подводную лодку раздавило на глубине. Связались по УКВ с РЗК и "Комсомольцем". Они подтвердили, что слышали взрывы и наблюдали пропадение отметки подводной лодки на экранах РЛС. 6.35 с РЗК по УКВ приказали начать маневрирование к подводной лодке. Курсы... Точка... Включили все прожектора..."
       Из объяснительной записки капитана 1 ранга А. В. Каширского: "..."Лаптев", поставив вельбот на бакштов, начал сближаться с подводной лодкой. Я и замполит находились в радиорубке, вели радиопереговоры с Москвой. В конце передачи я и замполит "Лаптева" ощутили резкий удар, похожий на удар сильной волны. По докладу командира "Лаптева" он в 6.08 потерял радиолокационный контакт с подводной лодкой, а в 6.18 всеми на корабле услышаны два гидравлических удара. "Лаптев" включил прожектора и, ускорив ход, начал обследовать район. Ничего не обнаружили, подводная лодка пропала. Об этом я и замполит ГИСу сделали донесение... Начаты поиск и попытки спасти личный состав..."
       Из объяснительной записки капитана 2 ранга В. Н. Па-шина: "...Утром я почувствовал два сильных гидравлических удара. Был вызван к капитану судна. Он спросил: "Что может рваться на подводной лодке?" Я доложил свое мнение. Он сказал, что объект исчез. Я сделал вывод, что это были два гидравлических удара от разрыва подводной лодки на глубине".
       Вспоминает старшина 1-йстатьи Юшин: "...Не спал. Услышал удар о корпус "Касимова". Выбежал наверх. Услышал второй удар слабее первого. Ощущение было такое, что удар пришелся по корпусу теплохода "Касимов" снизу. Удар, как будто сидя в пустой бочке ударили кувалдой".
       Из рассказа Г. А. Симакова: "С последней партией ушел на "Касимов". Приблизительно часов в шесть услышал удар о борт. Подумал, что, может быть, мы случайно натолкнулись на лодку. Вместе с лейтенантом Герасименко выбежали на палубу. В это время включили прожекторы. Видел спасательный круг, думаю, что наш. Удар по корпусу был очень сильный. Сразу же за первым второй. На воде никого не видел..."
       С подходящих к месту трагедии судов слышали крики тонущих подводников: "Люди, спасите!" Но лучи прожекторов выхватывали из ночной темноты лишь пенные гребни волн. Наконец с "Касимова" прямо по курсу обнаружили державшегося на воде человека. Ему бросили круг. Подводник попытался было из последних сил до него дотянуться, но тут же был накрыт очередной волной. Больше с борта транспорта его уже не видели.
       Не взирая на шторм с "Харитона Лаптева" и "Касимова" прямо на ходу спустили вельботы. Моряки "Лаптева" увидели плававшего штурмана подводной лодки старшего лейтенанта Николая Шмакова. Боцман "Лаптева" сумел, изловчившись, зацепить штурмана "кошкой" за китель. Казалось, еще чуть-чуть и штурман будет спасен. Но в самый последний момент лопнул китель, и старший лейтенант Шмаков навсегда исчез в волнах...
       Позднее оставшиеся в живых члены экипажа К-8 будут вспоминать, что в какое-то мгновение луч прожектора выхватил среди штормовой круговерти капитана 2 ранга Ткачева. Старшего помощника опознали по клетчатой рубашке, которую он носил под кителем. Увы, в следующее мгновение старпом скрылся под водой.
       Несмотря на девятибалльную волну и снежные заряды, вельботы продолжали поиск оставшихся в живых. Вскоре обнаружили и командира лодки капитана 2 ранга Бессонова. Тело его без признаков жизни держалось на воде благодаря пуховой канадке. Голова командира была разбита... Бессонова удалось зацепить багром. Подтянули к вельботу, схватили за руку. И в этот момент огромная волна отбросила вельбот далеко в сторону. В руке пытавшегося вытащить Бессонова матроса Селезнева осталась лишь книжка "Боевой номер" со списком оставшихся на лодке подводников. Больше командира никто не видел. Уже мертвый, он исполнил свой последний долг, передав живым последний составленный им документ.
       Но почему у Бессонова была разбита голова? Может быть, ударило волной о борт тонущего атомохода? Может, случилось еще что-то, о чем мы уже никогда не узнаем. Во время работы автора над книгой один из членов экипажа К-8 поведал ему о версии капитана 2 ранга В. Н. Пашина.
       По словам бывшего командира БЧ-5, где-то на вторые сутки аварии Бессонов спустился во второй отсек, где располагалась его каюта, и вышел наверх с личным пистоле-том. На вопрос Пашина: "Зачем это надо?" Бессонов ответил: "Ты что, не понимаешь, ведь впереди могут быть ситуации, когда пистолет офицеру просто необходим!" И как знать, быть может, в последние мгновения жизни своего корабля его командир вынес приговор и себе...
       Бывший заместитель командира дивизии капитан 1 га в отставке В. А. Каширский придерживается, однако, иного мнения: "Версия не верна. Оружие командир взял в момент подхода канадского судна. Одновременно было вооружено отделение матросов и старшин автоматами - для предотвращения возможных провокационных действий".
       Из воспоминаний капитана 1 ранга В. А. Каширского: "...Подошли в район гибели, слышали крики о помощи. По носу был обнаружен плывущий человек, которому был брошен круг, но человек утонул. Еще один человек был обнаружен слева по борту. К нему был послан вельбот. При подходе опознали труп командира лодки капитана 2 ранга Бессонова. Сумели выловить записную книжку. Тело командира поднять не удалось.
       Пошел снежный заряд. Больше криков не слышали. Продолжали поиск в районе. Обнаружили еще два тела. Подняли тело инженера-капитана 3 ранга Рубеко. Его ручные часы остановились в 06.08. Обнаружили и подняли аварийно-сигнальный буй подводной лодки, буй плавал в перевернутом состоянии. Обнаружили еще одно плавающее тело, а также огромную пробку, пенопласт, полиэтилен... Четыре куска подняли, но видели больше. "Комсомолец Литвы" поднял три шапки. На следующий день на глубине один метр было видно плавающее тело. Обнаружили куски солидола, полиэтилена, сливочного масла. 15 апреля поиск прекратили. Весь спасенный личный состав перешел . на борт РК (ракетного корабля. - В. Ш.) "Бойкий".
       Еще одни воспоминания очевидца: "...Резкое ухудшение видимости из-за снежного заряда и густая темнота ограничивали возможность спасения личного состава. С вельбота "Лаптева" пытались подобрать обнаруженных людей, бросали спасательные круги, безуспешно. Вельбот стал заполняться водой, и командир "Лаптева" его вернул. С бака были слышны отдельные крики о помощи. При обнаружении человека бросался круг, но поднять никого не удалось..."
       Из донесения командира гидрографа "Харитон Лаптев" капитана З ранга А. В. Афонина:
       "06.16. Радиометрист ст. 2 ст. Литовченко доложил: "Потерян контакт с подводной лодкой. Дистанция 27 кабельтов, пеленг 82 ". Дал команду усилить наблюдение.
       06.18. Последовал гидродинамический удар. Командир БЧ-5 высказал предположение, что это возможный взрыв пускового баллона сжатого воздуха в своей машине. Ракет не видели. Пошли к месту нахождения ПЛ. Дал команду на "Комсомолец Литвы" и "Касимов" светить прожекторами в районе гибели ПЛ. Курс 270" - 290", дистанция 10 кабельтов. Спустил вельбот. Выставили наблюдателей. Включили все прожектора, начали давать ракеты. Весь личный состав по бортам и на баке. Дал команду: "Команде вельбота в вельбот!" Море 8 баллов, ночь, ветер 10 баллов, снежные заряды, видимость 2 кабельтова.
       06.37. Вельбот отошел. Старший - капитан 3 ранга Романкевич. Дал команду: "Маневрируйте в луче прожектора в нашей видимости!"
       06.45. Обнаружили плавающее тело в свете прожектора с левого борта. Вельбот к нему. Сбросили спасательный круг с вельбота. Рядом с телом книжка "Боевой номер", подобрали в вельбот. Ударом волны тело было переверну-то в расстоянии 30 метров от борта. Каширский в лучах прожектора опознал командира К-8. На голове большая ссадина. Труп ушел под корпус корабля.
       06.50. С носа корабля доклад впередсмотрящего: "Слева 5" слышен крик. Прямо по курсу дистанции 10 метров человек. Дал команду: "Вельботу перейти на правый борт и направиться к плавающему". "X. Лаптев" повернул 5" вправо. Сбросили круг. Круг упал в метре от человека. Тот потянулся к кругу и в этот момент ушел под воду.
       07.00. С вельбота доклад: "Имеем пробоину. Заполняемся водой". Дал команду: "Вельбот к борту и снять команду, вельбот на бакштов".
       07.06. Видимость ухудшилась до 0,5 кабельтов. Снежные заряды. Море 8 баллов. Темно.
       07.07. Дали ход. Начали маневрировать, ища людей и документы. Доложил Главнокомандующему о гибели ПЛ в точке Ш-8" 0,5' Северная Д - 18" 54" Западная. Н - 4125 метров. В командование поиском по указанию начальника Главного штаба вступил Каширский".
       Из воспоминаний капитана 1 ранга в запасе С. П. Бодрикова: "Доставив Каширского на борт "Лаптева", доложился командиру о выполнении задания и спустился в каюту переодеться, так как сильно промок. Снял ботинки и в апочках пошел в кают-компанию выпить горячего чая. В это время с мостика раздался громкий крик радиометриста: "Цель увеличивается!" А секунд через тридцать: "Цель пропала!" Я бросился на мостик. В это время раздались два сильных удара по корпусу, словно кто-то бил гигантской кувалдой. Командир скомандовал: "Команде катера в катер!" Я побежал в каюту, наскоро переобулся и выскочил наверх. В это время вельбот сильно ударило о борт и капитан 3 ранга Романкевич, бывший уже в нем, вынужден был отойти от борта. Я остался на корабле.
       Подошли в район гибели подводной лодки. Вскоре по левому борту обнаружили человека, плавающего на спине без признаков жизни. Обе его руки были приподняты над водой. Вельбот подошел к человеку. Расстояние было не более метра. Один из матросов попытался схватить человека за руку, но это оказалась не ладонь, а зажатая в кулаке книжка "Боевой номер", в которой были записаны карандашом последние приказы командира К-8. В это время волна отбросила вельбот от плавающего и на нем заглох двигатель. Корабль медленно дрейфовало на человека. Со шлюпочной палубы капитан 1 ранга Каширский опознал в плавающем командира подводной лодки. Захватить его было нечем, так как единственная "кошка" находилась на баке и пока ее принесли, тело Бессонова ушло под корпус, а попытку одного из матросов прыгнуть за борт я вынужден был пресечь, так как выловить его потом было бы очень трудно.
       По моим наблюдениям, после гибели лодки на плаву осталось 4-5 человек, которые в момент ее погружения находились на мостике, остальные, кто был в рубке, видимо, даже не всплыли...
       На мой взгляд, в случае хорошей погоды, лодка могла бы продержаться на плаву еще часов шесть - восемь, но из-за большой волны произошла резкая потеря продольной остойчивости и она почти вертикально ушла под воду. Этого, скорее всего, не ожидали и сами подводники. Была ли возможность спасти людей? Думаю, что была. Если бы было немного больше доверия к нам со стороны командования атомохода. Можно было подать к борту лодки два ПСН-20, вывести на них основную массу личного состава, который находился в рубке, пусть бы даже плотики были ошвартованы к борту подводной лодки".

 

* * *




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.