Главная Печатные издания Над бездной - Бискайский реквием. стр. 17

Над бездной - Бискайский реквием. стр. 17
          Автор: Шигин В.    03.06.1996 18:14          

* * *

 

       В 7.35 капитан 1 ранга Каширский передал в Москву: "В 06.18 все три судна наблюдали динамический удар, после чего все потеряли радиолокационный контакт с ПЛ. При поиске ПЛ обнаружили тело командира ПЛ с рассеченным черепом, поднять на борт не удалось. Предполагаю гибель ПЛ, продолжаю поиск. Поиск ведут все три судна и спущенные на воду плавсредства".
       08.58 Каширский вновь вышел на связь с Москвой и передал фамилии погибших.
       В 13.15 Главнокомандующий ВМФ приказал капитану 1 ранга Каширскому принять на себя общее командование поисковой операцией. Теплоходу "Касимов" было велено взять курс навстречу крейсеру "Мурманск" для пересадки на него спасенных подводников.
       Наибольшие потери в личном составе понесла минно-торпедная боевая часть. В ней погибли все, за исключением одного человека. Дело в том, что торпедный отсек - первый. В него не дошел ни огонь, ни дым, и на первом этапе аварии старшины и матросы БЧ-3 не пострадали. Зато когда вечером 11 апреля командир лодки оставлял наиболее сохранивших силы подводников для буксировки, весь личный состав минно-торпедной боевой части остался на атомоходе. В живых остался лишь один - мичман Неживой. Судьба словно сыграла с ним злую шутку, наградив столь мрачной фамилией, и уберегала от смерти. Мичману Не-живому "повезло": спускаясь в очередной раз в задымленный отсек в составе аварийной партии, он сорвался с трапа, упал и сломал ключицу. После этого с очередной оказией Бессонов отправил его на теплоход. Судьба Николая Филипповича вообще полна испытаний. В 1961 году молодым матросом он уже попадал в аварию на печально знамени-том атомном ракетоносце К-19, прозванном на флоте, не без оснований, "Хиросимой", и вот теперь, спустя девять лет, новое испытание, да какое!
       Командующему Северным флотом адмиралу Лобову, Державшему свой флаг на "Мурманске", Главнокомандующий ВМФ передал, что спасти К-8 не удалось: "...Вместе с Вами скорбим об этой тяжелой утрате. Экипаж корабля во главе с командиром Бессоновым до конца выполнил свой Долг, борясь за живучесть корабля. Командир погиб на боевом посту. Спасено 73 человека. Сейчас надо к ним проявить большое внимание. Всех спасенных принять на борт крейсера, оказать им медпомощь, провести обследование, дать отдых. До сих пор неизвестны обстоятельства происшествия. В беседах с л/с надо восстановить картину событий, имея в виду, все материалы бесед должны быть переданы комиссии по расследованию".
       В ответ с "Мурманска" передали: "Мы тяжело переживаем постигшее флот несчастье. Экипаж ПЛ К-8 мужественно до конца боролся за спасение корабля. Следуем для приема экипажа на крейсер. Прошу дать указание капитану "Касимова" следовать в Ш... Д... Мое место... Курс - 220 ", ход — 24 узла. Лобов".
       Вспоминает контр-адмирал в запасе С. А. Скворцов, бывший в 1970 году старшим помощником командира крейсера "Мурманск":
       "В море мы вышли в самом начале апреля. Корабль выступал в роли флагмана Северного флота на начинающихся маневрах "Океан". В ходе развертывания сил крейсер находился в районе острова Новая Земля. Находящийся на борту "Мурманска" командующий флотом уже начал управление силами в своей оперативной зоне. И вдруг - шифровка от Главнокомандующего из Москвы: "Широта... долгота... Немедленно начать движение полным ходом". Что это значит? Во всяком случае предполагаем что-то не-приятное, задача, очевидно, будем поставлена позже. Приказ есть приказ. Дивизиону движения боевая готовность № 1. Шесть главных котлов на полную производительность. Обе машины вперед самый полный! Взревели турбины. Даем 28 узлов. Огромный крейсер дрожит как в лихорадке. Что случилось, остается только догадываться. Вскоре от адмирала Лобова узнаем, что потерпела аварию наша атомная лодка. Экипаж уже несколько суток борется за живучесть. Лодка в надводном положении, хода не имеет, реактор заглушен, в ряде отсеков пожар. Плохое начало. У всех нас настроение на нуле. Хочется быть там немедленно, оказать помощь, в которой нуждаются наши ребята-подводники. Но по воздуху не полетишь! Даже самым полным ходом, которым мы бежим, до встречи с аварийной лодкой около четырех суток. Мы уверены, что командованием ВМФ принимаются все меры к оказанию помощи, а если надо — к спасению экипажа, но легче от этого не становится. Сжигая по восемьсот тонн мазута в топках котлов, мы только единожды за четверо суток немного притормозили, пополняя топливо с танкера, и снова продолжили свой сумасшедший бег. Все это время экипаж почти не спал, все непрерывно находились на боевых постах. Ведь при таком режиме работы технических средств и механизмов могли случиться любые осложнения. Мы сделали все, что было в наших "силах, но, к сожалению, прийти на помощь подводникам так и не успели. Подводная лодка затонула, когда нас отделяло от нее каких-то пятьдесят миль...
       На месте гибели лодки провели траурный митинг. Не скрывали слез ни молодой матрос, ни командующий флотом..."
       Через сутки в районе гибели "восьмерки" оставались лишь "Харитон Лаптев" с "Комсомольцем Литвы". Через некоторое время к ним подошел и большой ракетный корабль "Бойкий". С "Лаптева" проводили ежечасные замеры радиации, брали пробы воздуха и воды на разных глубинах. Радиоактивный фон остался без изменений — экипаж К-8 до конца исполнил свой долг перед человечеством...
       В течение трех суток, выстроившись в строй фронта, два корабля и судно беспрерывно утюжили место гибели атомохода в тщетной надежде обнаружить хоть что-то. В небе над ними кружили самолеты: наши Ту-95, американские "Орионы" и английские "Шеклтоны". Лишь 15 апреля по приказу из Москвы, приняв на борт капитана 1 ранга Каширского, БРК "Бойкий" взял курс на Балтийск. Ушел по своему маршруту и "Комсомолец Литвы". На месте катастрофы остался лишь "Лаптев". Но и здесь не обошлось без сюрприза. Неподалеку от места трагедии "Бойкий" обнаружил неизвестную подводную лодку, которая, энергично маневрируя в глубине, стремилась прорваться в точку гибели К-8. Установив с подводной лодкой гидролокационный контакт, "Бойкий" в течение двух часов гнал ее впереди себя, а затем, дав самый полный ход, повернул на Балтийск. Командование Военно-Морского Флота требовало Доставить к ним как можно скорее капитана 1 ранга Каширского для выяснения всех обстоятельств гибели атомной лодки.

 

* * *

 

       Уже на следующий день после гибели К-8 в Вашингтоне представитель Пентагона провел пресс-конференцию с представителями американских средств массовой информации Ошарашив собравшихся, он заявил: "В конце прошлой недели в Атлантике, очевидно, затонула советская атомная подводная лодка. Патрульный самолет обнаружил подводную атомную лодку в надводном положении, видимо, в состоянии бедствия. Позднее там же были обнаружены два советских корабля, пытавшихся взять лодку на буксир. Утром в воскресенье лодка исчезла, были обнаружены только маслянистые пятна - возможное свидетельство гибели подводной лодки. Американских кораблей или подводных лодок в данном районе океана не было. Подводная лодка опознана, как относящаяся к типу "Новембер". Ее экипаж составляет обычно 88 человек. Согласно справочника "Джейн" в СССР построено 15 подобных лодок. Никаких сношений между руководством США и СССР в связи с происшедшим инцидентом не было. Советскую подводную лодку наблюдали наши и английские самолеты до воскресенья. В этом же районе совершали полеты и советские самолеты, которые, скорее всего, прилетали из района Мурманска. О судьбе экипажа нам ничего неизвестно, но вполне возможно, что он был снят на находившиеся рядом суда еще до гибели подводной лодки".
       Четырнадцатого апреля в Лондоне перед журналистами выступил и представитель министерства обороны Великобритании, сообщивший журналистам следующее: "В прошлую пятницу во время обычного патрульного полета самолет морской авиации "Шеклтон" обнаружил советскую подводную лодку в 550 милях к юго-западу от Англии. Лодка была в надводном положении и без хода. В том же районе позднее были обнаружены два судна, с которых были спущены шлюпки. Эти суда оставались в районе и в воскресенье. Лодки около них обнаружено не было. Возможно, что она затонула. Судьба экипажа неизвестна. Отмечена значительная активность советской авиации в данном районе".
       В тот же день радиостанции "Голос Америки" и "Би-би-си", ведущие трансляцию на СССР, сообщили на весь мир, что "14 апреля в районе к юго-западу от Великобритании потерпела аварию советская атомная подводная лодка. Самолетами ВВС Великобритании и США в районе гибели лодки замечено в воде большое масляное пятно".
       В советской прессе о гибели К-8 не сообщалось. Страна готовилась к столетнему юбилею Ленина, и передовицы газет были полны сообщений о ходе подготовки трудовых коллективов к этому событию. На все, что имело отношение к трагедии в Северной Атлантике, был немедленно на-ложен гриф строжайшей секретности, неукоснительно соблюдаемый почти четверть века. Все это время о гибели атомохода говорили лишь в кругу своих товарищей офицеры-подводники да ходили, обросшие целым ворохом домыслов, легенды по всем четырем флотам. И даже когда несколько лет спустя в далеком Гремихском гарнизоне откроют памятник погибшим, то оставшихся в живых членов экипажа К-8 на него не пригласят "во избежание возможной моральной травмы и по соображениям режимности"...
       Но пока о памятнике речи еще не шло, все это будет потом, а пока оставшиеся в живых подводники приходили в себя на борту плавбазы "Волга", уже взявшей курс к заполярным берегам. Из Москвы на Северный флот вылетела правительственная комиссия, а в самой Гремихе готовились оповещать жен погибших... "

 

* * *




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.