Главная Печатные издания Осиное гнездо времен "холодной войны" - К 68 гр. с-ш 40 гр. в-д. стр. 3

Осиное гнездо времен "холодной войны" - К 68 гр. с-ш 40 гр. в-д. стр. 3
          Автор: Данилевич В.    15.05.2012 18:14          

 

      Об Иоканьге упоминают в своих трудах многие этнографы и исследователи. Первое описание берегов Святоносского залива было осуществлено Ф.П.Литке (1797 – 1882),адмирал, президент Российской академии наук с 1864 по 1882). В 1822 году  на карту был нанесён центральный остров Иоканьгского рейда – о. Б.Безымянный (название дано промысловиками – поморами). В 1894 Морским министерством Б. Безымянный был переименован в остров Витте  - в честь русского министра финансов С.Ю.Витте (1849 – 1915), совершившего в 1894 поездку в Архангельск и на Мурманское побережье. Реальный военный интерес к берегам Иоканьгского рейда возник ещё в годы Крымской войны.
      В июне 1854 года в воды Русского Севера пришла англо – французская эскадра, насчитывавшая семь кораблей. Базируясь на острове Сосновец в Горле Белого моря, она стала захватывать русские торговые и промысловые суда, совершать грабительские нападения на поморские селения и саамские погосты. Пострадал и Иоканьгский погост, они не только забрали все съестные припасы и рыболовные снасти, но унесли иконы и домашнюю утварь, поломали печи, сорвали двери, выбили стёкла в окнах. Даже К. Маркс и Ф. Энгельс гневно осуждали действия англо – французов на Севере России. «…Блокирующая побережье эскадра союзников занялась беспорядочными атаками на русские и лопарские деревни и уничтожением скудного имущества бедных рыбаков. Эти позорные действия английские корреспонденты оправдывают досадой и раздражением, которыми была охвачена эскадра, чувствующая, что она не в состоянии сделать ничего серьёзного! Ничего себе оправдание!».
      Первая мировая война, её начало, создало реальные предпосылки для конкретных действий по созданию военной организации на Крайнем севере. Воюя, Россия очень быстро стала испытывать недостаток оружия и боеприпасов, которые были заказаны в Англии, Франции и США. Встал вопрос: куда его доставлять? Доступ в Чёрное море закрыли турки.  Балтийское море блокировали немцы. Владивосток находился слишком далеко от фронта, а Архангельский порт надолго замерзал. Для контактов с союзниками удобнее всего оказался Мурманский берег, расположенный сравнительно близко к     странам Запада и доступный (благодаря Гольфстриму) для судов круглый год.
       Правительство решило немедля строить на Мурмане торговый порт и провести к нему от Петрозаводска железную дорогу. Сооружение железной дороги началось в июне 1915, и только в ноябре 1916 года была принята во временную эксплуатацию. Германия, стремясь воспрепятствовать доставке в Россию военных грузов, направила в Заполярье боевые корабли. Они ставили на морских путях мины, топили транспортные суда и обстреливали населённые пункты Мурманского берега. Морскому ведомству пришлось прислать в северные воды тральщики, миноносцы и крейсеры, поставить у входа в Кольский залив артиллерийские батареи и сетевые заграждения, разместить в городе Александровске (Полярный) и его окрестностях флотские команды.
       Для защиты побережья и конвоирования транспортов, в июне 1916 была сформирована Флотилия Северного Ледовитого океана. Её состав регулярно пополнялся  кораблями с Тихого океана.  26 июля прибыли миноносцы «Грозовой» и «Властный», 17 ноября – крейсер «Варяг», 3 января 1917 – линкор «Чесма» с командой 850 человек. По договорённости с союзниками на Мурмане находились также силы английского и французского флотов. Для размещения и обслуживания кораблей в Кольском заливе рядом с торговым портом спешно сооружалась временная военно-морская база. Вторая база создавалась в Иоканьгском заливе. Военный интерес к берегам Иоканьгского рейда продолжался и после того, как «угнетённые массы России, сбросив царя и его клику, поднимались на борьбу за свержение капиталистического строя». Так с осени1919 в 12 километрах к западу от селения Иоканьга стала функционировать Иоканьгская тюрьма. Заключённые этой тюрьмы стали одними из первых создателей того, что имеется здесь и сейчас. Вскоре тюрьма прекратила своё существование, возникший военный острог остался и продолжил своё развитие.
      Вскоре место расположения тюрьмы стало называться посёлком Гремиха, в средней школе которого я проучился 10 лет. Однажды группа бывших узников тюрьмы побывала в Гремихе. Один из них выступил в нашем классе. Вот что память сохранила об этой встрече. - Тюрьма была представлена начальником, конвоем около 200 человек и заключёнными до 1500 человек. На территории тюрьмы был один дом, в котором жил тюремный начальник Судаков, а остальные постройки были барачного типа, сбитые из досок. Из каждого окна этого дома выглядывал пулемёт. Зимой было особенно трудно. Проснувшимся заключённым часто приходилось стряхивать с себя снег, так как в бараках было множество щелей. Кормёжка была отвратительной и к тому же ещё не регулярной. Люди гибли как «мухи», особенно зимой. Каждое утро из бараков выносили умерших, кого от холода, кого от голода и складывали в соседнем бараке. Когда барак заполнился трупами двери закрывали, пробивали дыру в фронтоне и просто забрасывали трупы в свободное пространство. Мне довелось видеть фотографию этих злодеяний, которую показывал бывший заключённый. И ещё один эпизод врезался в память об этой встрече.
       Однажды колонна заключённых шла, как обычно на работу мимо дома Судакова, вблизи которого была свалка мусора. Обычно за любой выход заключённого из колонны конвой открывал огонь на поражение. В тот день, изнывая от голода, рассказчик, увидел свинью, которая в помойке грызла кусок мяса на кости. - Будь что будет, - подумал он и бросился к свинье, которая занималась своим делом в трёх шагах от движущейся колонны заключённых. Через мгновение кусок мяса оказался у него во рту. Но каково было его изумление, когда услышал не выстрелы, а дружный смех конвоя. До сих пор ему казалось, что этот кусок мяса спас ему жизнь.
       Промчались годы, а о событиях тех лет  пишут – страницы истории – опубликованные в газете Полярная правда от 06.09.1989. « Каменная усечённая пирамида, обведённая железными цепями на морском берегу посёлка Гремиха…. Вот уже 60 лет служит он (памятник авт.) напоминанием о кровавых злодеяниях белогвардейцев в страшной Иоканьгской тюрьме. В 1918 -1920 годы в период иностранной интервенции, здесь содержались в нечеловеческих условиях сотни борцов за власть Советов на европейском Севере. В государственном архиве Мурманской области хранятся документы, рассказывающие о каторжной тюрьме в Иоканьге, куда осенью 1919 года были переведены узники с острова Мудьюг (остров расположен близ устья Северной Двины, море Белое, авт.). Вот одно из свидетельств – воспоминание одного из заключённых, архангелородца Н.А. Чебунина: «…Все вывезенные в Иоканьгу были буквально «втиснуты» в дощатые бараки и землянки, построенные для сезонных рабочих, без отопления. Норма питания состояла из 200 граммов галет или хлеба и миски жидкого супа. Стоявших на ногах считали здоровыми и нещадно выгоняли на работы по подготовке топлива, тасканию с озера пресной воды и строительству общего деревянного барака – здания тюрьмы к зиме. Все материалы заключённые носили на своих плечах с берега бухты в гору, ибо ни лошадей, ни машин в Иоканьге не было. Заболевших и искалеченных перетаскивали, как поленья дров, в отдельный сарай смертников, потом хоронили в общей могиле».
      Кстати, несколько слов об «общей могиле». Это была выдолбленная в каменном грунте яма – землянка, куда сбрасывались тела умерших. О том, что представлял собой этот «пейзаж», с ужасом вспоминала Софья Васильевна Савелова, работавшая в то время в Иоканьге на телеграфе и после освобождения заключённых одна из первых посетившая это место: «дверь этой землянки была подпёрта большим камнем, так как трупы складывали через крышу справа. Мы отвалили камень: трупы уже разложились, Мы с большим усилием закрыли и привалили камень…»
       В фанерных бараках, рассчитанных на 200 человек, размещалось до 650.Было холодно. Спали вповалку на голых, занесённых снегом нарах, прикрываясь жалким тряпьём. Утром продрогших, полураздетых людей выгоняли на так называемую «перекличку», где они по нескольку часов стояли на пронизывающем ветру или под проливным дождём. Свирепствовали стражники во главе с начальником тюрьмы Судаковым, прославившимся своей жестокостью и садизмом. Обессиленных людей, которые не могли уже утром подняться на работу, беспощадно избивали. «Так, - вспоминает Н.А.Чебунин, - в одно утро лесоруб карел  Хамеляйнен не мог встать на работу – заболел. Сатрап Судаков начал бить по ногам Хамеляйнена прикладом винтовки с криком: «Я покажу, как симулировать». Сломал берцовую кость и приказал изувеченного стащить в госпиталь. Заступившегося соседа по нарам, Василия Фомина, судаковцы тоже жестоко избили и перетащили в барак смертников, названный «госпиталем». Оба эти узника тюрьмы вскоре в мучениях умерли в холодном бараке…». Для недовольных и заподозренных узников был уготован «карцер» - яма в гранитной скале, где сезонные рабочие хранили лопаты и ломы. В эту яму бросали избитых заключённых, и редко кто выходил из неё живым.

 



 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.