Главная Публикации Мы помним - стр. 5

Мы помним - стр. 5
          Автор: Кандидат исторических наук Дащинский С.    27.10.1989 19:46          


     А как развивались события на острове Торос, где находились зачинщики «Йоканьгского побега»? 21 февраля 1920 года, в день вооруженного восстания в Мурманске, узники и этой тюрьмы обезоружили конвоиров, позаимствовали у местных рыбаков катер и двинулись во главе с Павлом Соколовым в уездный город Александровск арестовали там начальника белогвардейской милиции, за няли радиостанцию.
     Пароход доставил в Мурманск и этих бывших заключенных. И они увидели, как ликовал город, еще недавно без славы проводивший непрошеных гостей, а теперь выбросивший и их прихвостней. Приехавшие с Йоканьги и с Тороса участвовали в создании временного исполнительного комитета Мурманского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. А когда образовался 1-й Мурманский полк Красной Армии, все, кроме больных и совсем ослабевших, влились в его состав. Командиром полка стал бывший узник Тороса Я. Я. Неупокоев. Одним из отрядов этого полка командовал Павел Соколов, бывший подпрапорщик, полный Георгиевский кавалер. В этом отряде сражался Виктор Чуев. И уже с частями Красной Армии 7 марта они снова вошли в Мурманск.
     Предатели народа, пособники интервентов еще тогда, в двадцатые годы, пытались смыть с себя кровь. Царский генерал Е. К. Миллер, командовавший белогвардейскими войсками на Севере, удравший в Париж, был раздосадован опубликованной в местных газетах телеграммой бывшего министра белогвардейского правительства Северной области Бориса Соколова, который сообщал, что «общим итогом деятельности Миллера в Северной области надо считать около 10000 расстрелянных и умерших в тюрьмах». Он юлил, оправдывался, высчитывал: это составляло бы 30 человек в день, на виду у англичан-союзников такого быть не могло. Быстро забыл Миллер, что только в Йоканьге в течение полугода каждый день умирали 11 - 12 человек. А сколько таких тюрем было по всему Северу?
     Над бывшей Йоканьгой стоит обелиск. Как он там появился, я прочитал у певца и сказочника Севера Сергея Писахова. Рассказ его короткий, и приведу его полностью.
     «В 1927 году я участвовал в этнографической экспедиции к лопарям. Наш путь был в поселок Йоканьгу. С тем же пароходом ехал художник Давыдов Иван Афанасьевич. Его задача была - поставить памятник на месте тюрьмы в Йоканьге. С И. А. Давыдовым ехали и рабочие.
     Мрачные камни, мелкий редкий кустарник, немного травы, цветные лишаи на камнях...
     Выгрузили багаж. Главный груз был для памятника, его верхняя часть из полированного гранита. Основную, нижнюю часть, предполагали собрать из местного материала - кругом камни и камни.
     Закладку памятника назначили на воскресенье. Пробовали начальник станции и Давыдов говорить, что здесь и народу мало и никто не видит, - лишние хлопоты. Но настоять было нетрудно.
     - Мы, здесь оказавшиеся, видим. Видят рабочие приехавшие, учительница, ребята. А ребят всюду полно.
     Согласились.
     В воскресенье утром все собрались у скалы, на которой при интервентах стоял часовой. С этой скалы видны все тюремные помещения - самые страшные из бывших в истории. Это не подземелье, не каменные мешки. Бараки тюремные - из тонких досок, наскоро сколоченные длинные шалаши, как двускатные крыши, поставленные иа камни. В бараках слева и справа длинные ящики во всю длину.
     ...Сначала памятник мне не понравился - подобие тюрьмы и цепи.
     Вечером я вышел к памятнику. Ветер разбивал о берег волны, далеко бросая холодные ледяные брызги, и цепи от ветра позванивали. Я понял замысел художника Давыдова: от интервенции остались в памяти тюрьмы и цепи.
     На шлифованных камнях написано на русском, немецком, французском и английском языках:

     ЖЕРТВАМ ИНТЕРВЕНЦИИ ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ.

     Иностранцы, проходящие мимо, могут прочесть и будут знать, что МЫ ПОМНИМ!»

     ...Спустя два года после встреч в Архангельске я написал письма всем своим знакомым, с кем свели меня поиски. Откликнулись меньше половины. Годы, болезни, Йоканьга делали свое дело. И я поблагодарил судьбу за то, что она предоставила мне возможность увидеться с ними, поглядеть им в глаза.

 

 С. ДАЩИНСКИЙ.
кандидат исторических наук.

 

 

"На страже Заполярья"
от 25,26,27 октября 1989 года.

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.