Главная Публикации Командир оставался на мостике

Командир оставался на мостике
          Автор: Вячеслав Кочеров    17.10.1995 20:49          

КОМАНДИР ОСТАВАЛСЯ НА МОСТИКЕ,

когда волны Бискайского залива сомкнулись над рубкой атомной подводной лодки
капитана 2-го ранга Всеволода Бессонова

 

     Контр-адмиралу в отставке Эдуарду Юрьевичу Зимину в пору его лейтенантской юности довелось оказаться в ситуации, схожей с той, о которой он рассказал в своем очерке. Ночью в море во время сильного шторма на рейдовом тральщике треснула стальная палуба, дизели оказались залитыми водой. Корабль потерял ход.
     - Давай, выбросимся на берег, - предложил Зимин своему командиру.
     - А если разобьемся и кто-то из моряков погибнет? Как будем жить с таким пятном? - ответил тот.
     Экипаж сумел спасти корабль. А слова командира, произнесенные в ту памятную штормовую ночь, стали нравственным уроком молодому офицеру на всю оставшуюся жизнь. Большую ее часть Эдуард Юрьевич посвятил Северному флоту, в основном - подводному. В те годы наши атомоходы уверенно осваивали Мировой океан. Это были надежные корабли. Но случалось всякое. Не обошлось и без жертв. Субмарина «К-8» оказалась одной из первых, но, увы, далеко не последней... 

 

Командир субмарины Всеволод Бессонов диктует радиограмму шифровальщику
мичману Вячеславу Кулакову.

     В нынешнем году подводники - североморцы помянули четвертьвековую трагедию экипажа атомной подводной лодки капитана 2-го ранга Бессонова, который в критической для корабля ситуации так и не сошел с борта субмарины, где погибли тридцать его сослуживцев.  Вместе с командиром до конца оставался на гибнущем корабле и двадцать один моряк экипажа. Добровольно.
     С Бессоновым - командиром атомной подводной лодки «К-8» - судьба свела меня в Гремихе, или больше известном по роману Валентина Пикуля Кольском городке Иоканьга, - месте бывшей царской ссылки, где располагается и поныне одна из наших военно-морских баз. Как и прежде, сюда не добраться ни по земле, ни по воздуху, только морем. Об отношении моряков к этому месту службы свидетельствует такой диалог-анекдот:

- Назови свой любимый город?
- Гремиха!
- А свою любимую песню?
- Прощай, любимый город.

     В отличие от американцев, мы сначала приводили в Богом забытые места новейшие корабли, а потом наспех строили что-то наподобие жилья, которого постоянно не хватало. Страдали многие семьи. Бессоновы не были исключением. Всеволод служил в Гремихе, семья находилась в Ленинграде. И когда бы у нас ни заходила речь о трагедии с «К-8», невольно вспоминался и этот печальный факт.
     Что же произошло?
     «К-8» вышла из Гремихи 14 февраля 1970 года и находилась в Средиземном море уже почти два месяца. Подходил срок возвращения на базу. По опыту знаю, что дни возвращения считают все. Силы на исходе, двухмесячное пребывание под водой выматывает до предела. И не только людей. Запас прочности и надежности техники тоже не беспределен. И вот, когда лодка благополучно готовилась форсировать Гибралтар, на борт поступил приказ на участие в маневрах «Океан-70». «К-8» должна была изображать подводные силы вероятного противника, прорывающегося к нашим берегам. Это были крупнейшие за всю историю советского ВМФ маневры. И, как большинство из них, во многом показушные. Учения начинались 14 апреля. Трагедия с «К-8» произошла за четыре дня до их начала. Никто из многочисленных журналистов, освещавших «Океан-70», об этом не упомянул. Да и вряд ли могли это позволить. Сегодня мы знаем о трагедии до мельчайших подробностей-благодаря вахтенному журналу, который вел помощник командира капитан 3-го ранга Олег Фалеев (нынче вице-адмирал Фалеев -командующий Тихоокеанским флотом). Этот вахтенный журнал никогда прежде не публиковался, и те, кто знает о трагедии с «К-8» понаслышке, могут получить полное представление о героизме и мужестве экипажа, сумевшего во время пожара на лодке полностью заглушить реактор и ценой жизни предотвратить экологическую катастрофу.

 

«8 апреля»

 

Вениамин Поляков - командир минно-торпедной боевой
части «К-8».

     22.30. Курс-314, глубина 160, скорость 10,5 узла. Подводная лодка (ПЛ) начала всплывать на глубину 40 м с дифферентом 2 на корму... Все системы и механизмы работают по штатным схемам... Доложено командиру о готовности ПЛ к всплытию на сеанс радиосвязи.

     22.31. В корме 3-го отсека послышался голос: «Дым в рубке гидроакустиков. Аварийная тревога!». По ПЛ объявлена аварийная тревога. В центральный пост (ЦП) прибыли командир БЧ-5 капитан 2-го ранга Пашин, заместитель командира 17-й дивизии подводных лодок капитан 1-го ранга Каширский (старший на борту. - Ред.), старший помощник командира капитан 2-го ранга Ткачев, командир 3-го отсека - командир 3-го дивизиона БЧ-5 капитан-лейтенант Лисин, принявший непосредственное руководство борьбой с пожаром в центральном посту в районе гидроакустической рубки, и электрик - старший матрос Колмаков. Начали разворачивать шланги, приступили к тушению пожара...

     22.31. Из 7-го отсека поступил доклад: «Пожар в 7-м отсеке, горит регенерация». В ЦП прибыл командир ПЛ и вступил в руководство борьбой за живучесть.

     22.32. Из 7-го отсека доложили: «Большая задымленность, бороться с пожаром невозможно!».
     Командир БЧ-5 скомандовал в 7-й отсек: «Включиться в изолирующие противогазы (ИП)».

     22.36. ПЛ всплыла в крейсерское положение... Погода: море 1-2 балла, видимость полная, ясно. Кормовая половина отсека сильно задымлена, личный состав отсека начал включаться в «ИП-46» и «ИДА-59» (изолирующие дыхательные аппараты). Сработала аварийная защита правого реактора и турбины...

     22.45. По приказу командира ПЛ в ЦП спустились разведчики и вывели мичмана Нуриахметова, старшего матроса Солонович, матроса Назаренко. В отсеке остался мичман Посохин. Переведено управление телеграфом в рубку, вертикальным рулем на мостик, вынесены секретные документы вахтенного офицера.

     22.50. По приказанию командира ПЛ командир БЧ-5 и старший помощник убыли в 1-й отсек для подготовки аварийных партий к борьбе за живучесть ЦП. Установлена связь по телефону с 4-м, 6-м и 9-м отсеками. Доложили об обстановке в отсеках: в 4-м. - нормальная, в 6-м - полная задымленность, в 9-м - нормальная. Связь с 8-м отсеком установить не удалось. Открыты клапаны подачи и отсоса воздуха водолазом, стравливается давление из отсека.

     23.30. Приготовлена 1-я аварийная партия и отправлена на мостик. Из ЦП вышел мичман Посохин. Командир 1-го дивизиона доложил через 6-й отсек с пульта: «Не хватает кислорода, просим разрешения оставить пульт». Командир ПЛ приказал немедленно покинуть пульт. Личный состав отсека переведен в 5-й отсек.




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.