Главная Публикации "Радиоактивный Вилли"

"Радиоактивный Вилли"
          Автор: Завьялов Ю.    22.11.2000 08:55          

 

        Владимир Токарев считает, что судьба у него сложилась. С детства мечтал служить в ВДВ. Готовился к этому - в школьные годы в ДОСААФ занимался парашютным спортом. Но передумал и стал подводником. А по службе всегда назначался на должность с опережением. Сослуживцы зовут его Вилли радиоактивный. Вилли - так как он играет и поет да фамилию Токарев имеет, а приставка - потому что получил солидную дозу радиации.

 

В.Токарев

         В Гремиху приехал с семьей

 

       Он родился в 1961 году на Украине, в Кировоградской области. Рано остался без отца - родители развелись. Окончив школу без троек, Володя поехал поступать в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. Однако вступительные экзамены сдавать не стал - друзья, мотивируя опасностью службы на атомных подлодках, отговорили. Там же в Севастополе он закончил морское ПТУ, сходил на "рыбаке" один рейс матросом и призвался в армию. Его, второразрядника по парашютному спорту, забрали в десантно-штурмовой батальон ВДВ.
      Уже там, взвесив все за и против, он, еще не закончив срочную службу, написал рапорт о поступлении в то же Севастопольское училище. И после его окончания в 1986 году вместе с женой Ларисой и 4-летним сынишкой молодой лейтенант попал в Гремиху, в 3-ю дивизию атомных подводных лодок Северного флота. С жильем им, можно сказать, повезло - приехали в октябре, а уже на 7 Ноября делали ремонт в новой квартире.

 

          Полгода в радиации

 

      В 1989 году во время боевой службы на лодке "К-306" случилась авария - течь первого контура. Это протек трубопровод реактора - достаточно серьезное происшествие. В море его можно только локализовать, но ликвидировать нельзя. И по возвращении лодки на базу в Гремиху ее повел на завод второй экипаж. В нем тогда служил и Владимир Токарев.
      - Когда в июне мы приняли лодку, нас уверили, что дезактивация проведена и все нормально, - вспоминает Владимир Валерьевич. - Мы пошли на "Нерпу". Я как командир реакторного отсека пошел заказывать, чтоб взяли пробы. Но когда на заводе узнали, что у нас течь первого контура, там сразу за голову схватились: как, у вас течь, а вы тут ходите? Они бегом сняли показания, которые оказались намного выше, чем наши данные. Экипажу запретили сход с корабля, саму лодку на пирсе обнесли железными ограждениями и повесили табличку "радиоактивность". Мы были возмущены, так как считали, что у нас все нормально. Но когда приехали гражданские специалисты и сняли свои показания, то мы поверили: 2,5 млн распадов на сантиметр квадратный - это очень много. И причем это на потолке, который был самым чистым, а на палубе еще больше...

      Два месяца шли работы по устранению аварии - Токарев, мичман и два матроса работали круглосуточно. Меняли и трубопроводы, и арматуру, но при гидравлических испытаниях течь все увеличивалась. И в конце концов было принято решение лодку не спасать, и ее боевой путь закончился. При этом весь экипаж в количестве ста человек все же оставался жить на ней. Все обращения к командованию: "переселите экипаж с корабля, ведь живем на загрязненной подлодке, там же камбуз и там же питаемся", оставались без ответа.
      Начальник политотдела флота и командование дивизии приехали разбираться уже после того, как экипаж написал письмо в Верховный Совет СССР депутату Александру Оболенскому. Подписались все офицеры корабля, за исключением Токарева - он лежал в Полярненском госпитале с подозрением на лучевую болезнь. Проверяющие обещали переселить экипаж в казармы, но этого так и не случилось. И только в декабре людей поменял основной экипаж, который и перегнал лодку в Гремиху, где она и сейчас стоит в отстое.
      Что касается Токарева, то ему официально написали диагноз "крапивница". Хотя сам он не верит в это: "Я же все видел - первичные признаки лучевой болезни были, и врач говорил. Но, может быть, нельзя было открыто говорить. Хотя на здоровье не жалуюсь. Сейчас во время обледования мне ставят: "увеличенная щитовидная железа".

 

          Лодка и казарма - лучшие в гарнизоне

 

Б-147

      Дважды руководство дивизии ходатайствовало о получении Токаревым удостоверения "Ветеран подразделений особого риска". Его обладатели получают немалые льготы - скидки по кварплате, доплату к пенсии, путевки в санаторий... Многие в гарнизоне возмущались - уж кто-кто, а он-то уж точно заслужил. И только с третьей попытки, в 1997 году, справедливость все же была восстановлена.
      В том же году Токарев был назначен командиром лодки Б-147, которая уходила из боевого состава. Сейчас экипаж "буки" в количестве 24 человек обеспечивает ее непотопляемость, сохранность имущества, радиационную безопасность. Лодка считается лучшей в гарнизоне - ее постоянно ставят в пример.
      - У меня единственное требование, чтоб постоянно был порядок, - рассказывает Владимир Валерьевич. - Когда пришел сюда, ведь была не такая казарма. Купили за свои деньги краску, обои, сделали ремонт. А стоит раз, два что-то сделать, у самих глаза загораются. Ни в одной казарме нет трансляции, а у нас приемник в каждой каюте. На Новый год и Снегурочка, и Дед Мороз, и елка. Матросы все хорошие, на них казарма держится. Понятия "годковщина" в части вообще не существует. И соответственно контрактники просятся. А вот с комплектованием офицеров плохо, в этом году двое уволились, а замены нет. Вот и совмещают по нескольку должностей.
Казарма       В начале года по просьбе командования гарнизона целый месяц ребята ежедневно работали на благоустройстве памятника подлодке "К-8", который был в ужасном состоянии. В лютый мороз тащили на себе в гору бетонные плиты, красили стелу. И к годовщине гибели лодки памятник было не узнать.
      Порадовал Токарева в этом году и сын - поступил в Питере в Военно-морской инженерный институт, тоже будет подводником. Все вступительные экзамены сдал на одни пятерки. В сентябре отец приезжал к нему. Спросил и по поводу "Курска": "Не задрожали ли коленки после катастрофы?". "Нет, - ответил сын, - пуля в одно место дважды не попадает".
      Супруга подводника Токарева - домохозяйка, она по специальности "закройщик", а такой работы в гарнизоне нет. Сам глава семьи в следующем году планирует увольняться, уже и замену себе нашел: командир БЧ-5 капитан 3-го ранга Валентин Плихта. Его единственный, по мнению Токарева, недостаток - не поет. Ведь Владимир Валерьевич - известный в Гремихе гитарист и исполнитель песен, в том числе собственных. Специализируется на военно-морской тематике. Но если раньше он принимал участие в смотрах художественной самодеятельности дивизии, то ныне всенародно поет разве что на банкетах. Особой популярностью пользуется сочиненная им еще в училище песня о РБЖ (руководство в борьбе за живучесть), где есть такие слова: "Не забудь в РБЖ заглянуть, там всегда ты найдешь верный путь...".

 

Юрий ЗАВЬЯЛОВ.
Фото  Александра СТЕПАНЕНКО.

 

"Полярная правда" - 22 ноября 2000г.   Стр. 3

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.