Главная Публикации Безрассудство? Нет, мужество

Безрассудство? Нет, мужество
          Автор: Сорокажердьев В.    23.02.2000 17:43          

 

БЕЗРАССУДСТВО? НЕТ, МУЖЕСТВО 

 

НОВЫЕ ПОДРОБНОСТИ ПОДВИГА СТОРОЖЕВИКА «ПАССАТ» 

 

 

     Кажется, в книгах и газетах все уже рассказано о последнем бое сторожевого корабля «Пассат», о героизме и жертвенности его экипажа. Нет, оказывается, еще не все. В этом можно удостовериться, раскрыв последний, 21-й выпуск военно-исторического альманаха «Гангут». Обширная статья называется «На траверзе маяка Гавриловский (Бой и гибель сторожевого корабля «Пассат»)». Автор Е. Ю. Кобчиков для ее написания использовал материалы Центрального военно-морского архива и зарубежную литературу.

     12 июля 1941 года из Кольского залива в Иокангу вышли два аврийно-спасательных судна ЭПРОНа, бывшие мурманские рыболовные траулеры РТ-67 «Молотов» и РТ-32 «Кумжа». Они буксировали два 40-тонных судоподъемных понтона. Сопровождал караван сторожевик «Пассат», бывший РТ-102 «В. Чкалов», под командованием лейтенанта Владимира Лаврентьевича Окуневича. Его заместителем по политчасти буквально за несколько дней до того стал недавний редактор газеты «Полярная правда» Александр Ильич Вяткин. Основную часть экипажа (43 человека) составляли мурманчане, рыбаки-промысловики, мобилизованные вместе с судном на четвертый день войны. «Пассат» имел два 45-миллиметровых орудия и два пулемета, эпроновцы были безоружными.
     Около четырех часов утра 13 июля в районе маяка Гавриловский маленький конвой настигли три немецких эсминца - «Ганс Лоди», «Герман Шоеманн» и «Карл Гальстер». С дистанции 25-30 кабельтовых они открыли огонь и, не прекращая пальбы, стали приближаться к своим жертвам. Лейтенант Окуневич повернул корабль на боевой курс и вступил в бой огнем «сорокапяток». Естественно, навредить вражеским кораблям пассатовцы не могли, задача была в ином - отвлечь противника от буксировщиков, которые тем временем повернули к берегу.
     Предположительно пятый залп накрыл сторожевик, разрывом снесло ходовой мостик, погибли все, кто на нем находился: Окуневич, помощник командира лейтенант Подгорных, командир БЧ-2 лейтенант Пивоваров, сигнальщик и еще несколько человек. Вот тогда погиб и Александр Вяткин, редактор «Полярки», 80-летие которой отмечается в эти дни.
     Хотя офицеры погибли и командовать кораблем было некому, оба орудия «Пассата» сражались до последней минуты, их боевые расчеты возглавляли старшина 2-й статьи Т. Я. Голованов и старший комендор М. Е. Синицын. Очередной снаряд попал в машинное отделение, следующие два снаряда оказались для корабля роковыми.
РТ-67 пережил «Пассат» минут на десять и затонул, не достигнув берега. Лишь РТ-32 удалось войти в Гавриловскую губу и выброситься на обсушку.
     На «Пассате» находились пассажиры, 13 военнослужащих-подводников, которые добирались в иокангскую базу к месту базирования своих кораблей. Из 56 человек, находившихся на борту, подошедшие к месту трагедии буксир и мотобот подобрали только двоих - рулевого с «Пассата» краснофлотца Б. Н. Моцеля и пассажира, личность которого автору статьи установить не удалось. От себя добавлю: это был краснофлотец Мефодий Алексеевич Трофименко. В дальнейшем он воевал на подводных лодках Щ-404 и Щ-402, погиб 21 сентября 1944 года со всем экипажем 402-й у берегов Северной Норвегии. Моцель служил в Беломорской военной флотилии, пережил войну, плавал на судах архангельских флотов, умер в 1978 году. На РТ-67 погибли 19 и на РТ-32 - 7 человек.
     Новизна опубликованной в «Гангуте» статьи в том, что автор рассматривает события 13 июля 1941 года с трех позиций: со слов оставшихся в живых моряков, со стороны противника и штаба Северного флота. Рассказ получился подробный и объективный, отвергающий домыслы, коих немало, разночтения и ошибки. Например, даже в недавней монографии «Северный флот России» сказано, что «Пассат» сопровождал «тральщики» и «три бывших рыболовных траулера, шедших на буксире».
     Интересна и познавательна заключительная часть статьи: что же предприняло руководство флота? На перехват германских кораблей оно направило два отряда эсминцев, но вскоре, узнав о действительной мощи противника (после боя к трем немецким эсминцам присоединились еще два), вернуло их в Полярный. В море вылетели несколько групп самолетов - скоростных бомбардировщиков и летающих лодок. К сожалению, бомбовые удары не удались. Всего было совершено 38 самолето-вылетов и... потеряно две машины. Один самолет МБР-2 капитана В. М. Сечкина сбили зенитчики эсминца, второй МБР-2 капитана Г. С. Жарова разбился при посадке в море. К счастью, оба экипажа спаслись. Еще два самолета совершили вынужденные посадки. Северный флот тогда только приобретал опыт борьбы с сильным противником.
     В приложениях опубликованы схемы боя, таблица потерь, списки членов экипажей и пассажиров погибших кораблей.

 

Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ. 

 

 

"Полярная правда"    от  23 февраля 2000 года

 

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.