Главная Публикации Этого забыть нельзя!

Этого забыть нельзя!
          Автор: Чебунин Н.    21.02.1966 19:27          

 

ЭТОГО ЗАБЫТЬ НЕЛЬЗЯ !

 

 

ТРУПЫ рабочих Мурманского края, расстреляных интервентами. Трупы были вырыты и с честью захоронены бойцами Красной Армии.

Фото из архива Мурманского краеведческого музея.

     ЕСТЬ в жизни такие страницы, которые никогда не забудутся. Вот одна из них.
     ...Весна 1918 года, Интервенты в Мурманске. Август того же года. Высадка американских,английских и французских войск в Архангельске. Империалисты пытались любыми способами удержаться на Севере, превратить его в свою сырьевую колонию, плацдарм для наступления на Москву.
     Неисчислимые бедствия принесли оккупанты населению Мурманска и Архангельска. Они действовали, как колонизаторы: ликвидировали Советы, профсоюзные организации, грабили имущество, арестовывали и расстреливали советских граждан.
     После захвата Мурманска было арестовано много рабочих, служащих, моряков. Их содержали в земляных ямах, морили голодом, избивали, пытали самыми варварскими, средневековыми методами. От рук белогвардейцев и интервентов погибли сотни советских людей.
     В ужасный тюремный застенок, были превращены трюмы военного судна «Чесма», где содержались арестованные рабочие и матросы. В числе таких узников оказался и матрос кольской роты Иван Веселов. Они зверски мучили этого матроса, чтобы подорвать его любовь к свободе, веру в Советскую власть. Не добившись ничего, интервенты и белогвардейцы расстреляли Ивана на борту судна на глазах у всех. Перед смертью Веселов крикнул: «Смерть палачам! Да здравствует власть Советов!»
     Не менее свирепо относились империалистические захватчики к жителям сел и городов Архангельской губернии. Губернская тюрьма была набита до отказа. Сотни людей томились в подвалах бывшего гостиного двора петровских времен, в бараках Кегострова, в трюмах пароходов. А аресты все продолжались.
     Интервенты пытались насилием сломить дух советских людей, покорить их. Но им это не удалось сделать. Потому что, как говорил В. И. Ленин, никогда не победить того народа, в котором рабочие и крестьяне в большинстве своем узнали, почувствовали и увидели, что они отстаивают свою, Советскую власть - власть трудящихся, что отстаивают то дело, победа которого им и их детям обеспечит возможность пользоваться всеми благами культуры, всеми созданиями человеческого труда.
     Заключенные все чаще, предпринимали попытки к бегству, им всячески помогало население Архангельска. Обеспокоенные этим, интервенты приступили к «очистке» города от «опасных людей». В тюрьме начал заседать особый «суд». На нем без всякого следствия вызванных из камер приговаривали к смерти или в лучшем случае к пожизненному заключению. Смертников увозили за город на болото и там расстреливали из пулеметов.
     Сотни заключенных были переброшены на остров Мудьюг, прозванный позднее островом смерти. В старых неотапливаемых бараках люди заболевали. Никто их не лечил. Наоборот, тюремщики сильнее издевались над ними, чтобы поскорее свести в могилу.
     В сентябре 1919 года узники Мудьюга подняли восстание. Нескольким десяткам человек удалось благополучно покинуть остров смерти. Тогда разъяренные интервенты решили упрятать заключенных еще подальше: на Кольский полуостров, откуда, как они считали, побег осуществить невозможно. Среди отправленных в Иоканьгу оказался и автор этих строк, арестованный «за агитацию в пользу большевиков».
     Более тысячи людей были буквально втиснуты в низкие, грязные, дощатые бараки. Голодный паек, каторжный труд на строительстве деревянно здания тюрьмы, холод и сырость всe это подкашивало силы арестованных. Многие заболевали. Их перетаскивали, как поленья дров, в особый сарай, названный в насмешку «госпиталем». В этом «госпитале» люди превращались в ледяные трупы.
     Политических заключенных, протестующих против беззакония и произвола, жестоко избивали и бросали в «карцер» - яму в гранитной скале. Часто людей оставляли без воды и пайка, якобы за «несоблюдение тишины в бараке».
     Большинство узников не дожили до светлого дня освобождения. Среди них питерский рабочий Василий Усов, сидевший не раз за свои политические убеждения в царских тюрьмах. Бывало, когда за тонкими стенками барака выла вьюга, мы собирались в тесный кружок, а в середине - Василий. Он тихо, но убежденно говорил о том, что надо крепиться, что Красная Армия не оставит в беде, что мы еще повоюем против интервентов и белогвардейцев. Потом приятным голосом запевал «Замучен тяжелой неволей» или «Вихри враждебные...» И люди крепились, становились бодрее, сильнее, а главное, верили в скорое ocвобождение. Василий был зверски замучен в Иоканьгской тюрьме.
     Иногда дело доходило до прямого физического истребления политических заключенных. Так, начальник тюрьмы Судаков, люто ненавидевший революцию, решил «отметить» светлый праздник советских людей - годовщину Великого Октября - по-своему. Весь день ноября 1919 года он мучил всех на работах, а когда утомленные люди заснули, ворвался во второй барак с полупьяными стражниками и скомандовал: «По нарам - пли!» Было на повал убито семнадцать человек и двадцать ранено, из которых к утру в страшных мучениях умерло еще тринадцать... До утра лежали на нарах вместе с трупами раненые. Судаков распорядился не подпускать к ним никого и не оказывать помощи.
     Это гнусное преступление он объяснил генералу Миллеру в Архангельске так: мол раскрыл заговор о бегстве заключенных, был вынужден расстрелять 30 заговорщиков. Кровавый генерал одобрил злодеяние своего рьяного служаки.
     Но ни массовые аресты и расстрелы советских людей, ни каторжные тюрьмы Мудьюга, Иоканьги и других мест не помогли интервентам надолго удержаться на Севере. Наша славная Красная Армия, разгромившая войска Колчака, Деникина и Юденича, приступила в январе 1920 года к изгнанию врага с Севера России. 20 февраля население Архангельска восторженно встречало бойцов Красной Армии, а 21 февраля в результате успешного восстания Мурманск был также освобожден.
     Мы, политические заключенные тюрьмы в Иоканьге, радовались, как дети, своему освобождению. Когда прибыли в Иоканьгскую тюрьму, нас было более тысячи. К моменту освобождения в живых осталась половина. Но это были настолько измученные больные люди, что многие не могли стоять на ногах. 24 политических заключенных скончались во время перехода, из Иоканьги в Мурманск. В мурманском госпитале, куда нас поместили, в первые же дни умерли еще десятки человек. Оставшихся в живых после лечения развезли по родным местам.
     Встав на ноги, бывшие политические заключенные приняли участие в гражданской войне, а затем в социалистическом строительстве.
     С тех незабываемых дней прошло 46 лет. Советский Север волею Коммунистической партии, руками советских людей превратился в крупный промышленный и культурный район страны. И это вызывает у нас, участников борьбы с интервентами и белогвардейцами, радость и гордость.
     Да, много лет минуло со времен разгрома американских и других интервентов. Огромные перемены произошли в мире за это время. Но звериный облик захватчиков не изменился. Сейчас американские солдаты творят зверства на многострадальной вьетнамской земле. Народы мира не простят им этих злодеяний!

 

Н. ЧЕБУНИН.
Член КПСС с 1921 года,
персональный пенсионер.

 

 

"Полярная правда"   от 21 февраля 1966 года.

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.