Главная Публикации Памятники рассказывают ... - стр. 2

Памятники рассказывают ... - стр. 2
          Автор: Ленская Ж.    08.09.1977 12:58          

     ВОСПОМИНАНИЯ В. И. Мартюшова прислала нам его дочь:
     «Нашу группу - 98 политзаключенных загнали в землянку, где мы лежали на голых нарах и на полу, подложив под голову обувь и шапки, а тюремным халатом укрываясь от холода. При этом кошмарном режиме свирепствовал Судаков. Собственноручно избивал заключенных до смерти. Помню, заключенного Палкина из Шелексны били по голове и лицу. К утру он ослеп, лицо распухло, и он вскоре умер. В ноябре 1919 года ночью, с 7 на 8 ноября, ватага тюремщиков открыла по заключенным стрельбу. В это время я лежал рядом с А. М. Мартюшовым ( однофамилец ) укрывшись одним халатом. Пуля ударила ему в шею, кровь из раны хлынула на меня. Через несколько минут он умер. А Судаков приказал не двигаться, грозился стрельбой. Я остался лежать в луже крови до утра... Эту кошмарную ночь заключенные назвали Варфоломеевской».
     Один из бывших политзаключенных, персональный пенсионер, старый коммунист А. П. Пестерев откликнулся на нашу просьбу приехать в Гремиху.
     Бывший балтийский матрос Андрей Петрович Пестерев был схвачен и брошен в архангельскую тюрьму за организацию восстания в мобилизованных белогвардейских отрядах.
     Осенью 1919 года в числе сотен других измученных пытками и допросами заключенных был отправлен в Иоканьгу... И вот 75-летний ветеран при встрече со школьниками, населением поселка рассказал о тех далеких и страшных днях.
     Андрей Петрович вспоминал, как однажды все заключенные большого барака чуть не сгорели заживо. На втором ярусе отчего-то возник пожар. Все бросились к выходу, стали кричать: «Горим, откройте!». Но стражники будто ждали этого. Барак был окружен конвоем. Дым ел глаза, спросонья не могли понять, в чем дело. Тюремщики кричали, что откроют стрельбу, если кто появится в дверях.
     Тогда заключенные организовались на борьбу с пожаром, стали цепочкой передавать воду из бочки жестяными банками, забрасывали огонь бушлатами, шинелями. Пожар удалось потушить. А Судаков орал; «Будете бунтовать, всех перестреляю, я здесь царь и бог полуострова!».

     ШЕЛ пятый месяц пребывания людей в тюрьме. Приближалась весна 1920 года. Несмотря на произвол тюремщиков, голод и болезни, узники держались стойко, они верили, что освобождение непременно наступит. До них уже доходили вести о победах Красной Армии на фронтах гражданской войны.
     Ветеран рассказал собравшимся, как 19 февраля 1920 года моряки радиостанции перехватили телеграмму-шифровку на имя Судакова от генерала Миллера. В телеграмме излагался чудовищный план уничтожения тюрьмы: начальнику тюрьмы предписывалось запереть всех заключенных в бараках и землянках, помещения и склады облить керосином и поджечь. Сам Судаков собирался покинуть Иоканьгу и бежать за границу вслед за изгнанным из Архангельска «Северным правительством» белогвардейского генерала Миллера.
     Но тюремщикам не удалось осуществить этот замысел. Получив сообщение, что власть в Архангельске находится в руках Советов, матросы-радисты приняли все меры для спасения заключенных.
     Вооружившись винтовками, они решительным натиском захватили караульное помещение, обезоружили стражу, арестовали палача Судакова. Затем передали его в руки советского правосудия. ( Сначала в Мурманск, затем в Архангельск ).
     Утром 20 февраля заключенные увидели на мачте радиостанции развевающийся красный флаг. Так наступило долгожданное освобождение.
     На митинге был избран временный исполнительный комитет. Бывшим заключенным увеличили паек, больным оказывали медицинскую помощь. Но сильно истощенным и ослабевшим людям это уже не помогло, они продолжали умирать. Первого марта в бухту пришли два парохода, доставившие медикаменты и врачей. К моменту освобождения из 1210 заключенных в живых осталось всего 200 человек. Только 50 из них могли передвигаться самостоятельно. Всех больных разместили в госпиталях и больницах Мурманска и Архангельска для лечения.
     После выздоровления некоторые из них вступили в Красную Армию, участвовали в гражданской войне, в дальнейшем - в Отечественной.

     СЕЙЧАС в Ленинграде живет бывший узник острова Мудьюг и Иоканьги, участник Великой Отечественной войны М. П. Падорин, П. Соколов, В. Чуев, И. Пельтихин, Г. Назаров, И. Баландин и другие продолжительное время работали в различных отраслях народного хозяйства в Архангельске.
     Николай Алексеевич Чебунин 30 лет работал в учреждениях связи. Награжден орденами Ленина и Красного Знамени. Несмотря на преклонный возраст, не стареет душа ветерана. Он ведет обширную переписку, выступает в печати, в школах.
     Со словами благодарности за память о погибших к ребятам и учителям школы обращались многие бывшие узники и их родственники.
Например, о нашей переписке с персональным пенсионером Кетовым Павлом Федоровичем узнали его соседи по дому, заинтересовались, написали небольшую заметку в газету «Горьковский рабочий».
     По следам заметки к Котову пришел корреспондент радио, потом его пригласили на телевидение, в школы, организации, в горком партии. За общественную деятельность наградили орденом «Знак Почета». После его смерти, в 1975 году, нам пишет жена Павла Федоровича.
     Каждый памятник, обелиск -это память о тех, кто запечатлен в граните и бронзе, память о подвигах героев революции, гражданской и Великой Отечественной войн, трудовой доблести строителей нового общества, беззаветных борцов за коммунизм.
     Но это память и о людях, увековечивших мужество борцов за дело революции, воспевших народный подвиг! Ведь за создание памятников брались и берутся наиболее одаренные художники и скульпторы, считая это делом национальной гордости.  

     КОГДА поставлен в Гремихе памятник Жертвам интервенции, кто его проектировал и строил? - предстояло узнать.
     Известно, что памятник Жертвам интервенции 1918 - 1920 гг. на площади Свободы в Мурманске, созданный к 10-летию Октября, строила бригада рабочих из  Архангельска. Обращает на себя внимание, что некоторые детали в его архитектуре ( обелиск, доска, цепи ) имеют сходство с гремихскими.
     На наш запрос Мурманский и Архангельский краеведческие музеи, Союз архитекторов СССР, Союз художников ответили, что никаких сведений об этом не имеется. На местный архив рассчитывать не приходилось, потому что поселка в то время еще не было. Гремиха начала строиться в 1936 году.
     Решили написать в областную газету Архангельска «Правда Севера». Редакция поместила нашу заметку под заглавием «Красные следопыты разыскивают бывших узников Иоканьги и тех, кто соорудил памятник».
     На заметку откликнулись бывшие узники: Г. И. Попов, П. Д. Антуфьев и другие.
     Сын бывшего узника Иойлев Герман Ильич прислал интересный снимок: на фоне только что выстроенного памятника трое рабочих строителей. На обратной стороне дата - 1927 год. Герман Ильич помечает, что фотография была подарена его отцу одним из строителей. Кто они, он не знает.
     Но сын хорошо запомнил рассказы отца об этих событиях. П. Котцов ( он не сообщает о себе ничего ) направил в «Правду Севера» воспоминания: «В 1926 - 1927 годах я плавал на гидрографическом судне «Мензула». Кажется, в навигацию 1927 года на нашем судне из Архангельска в Иоканьгу прибыли художник Писахов и с ним еще несколько человек.
     Из бесед с Писаховым я узнал, что в связи с приближающимся десятилетием Советской власти они едут в Иоканьгу, чтобы осмотреть состояние могил погибших узников и подобрать место для постройки, памятника.
     Расстрелянные, замученные, погибшие от голода и холода заключенные Иоканьгской тюрьмы были захоронены где и как попало и нередко почти не прикрыты грунтом. С изгнанием белых останки большинства погибших были перенесены в одну общую могилу внутрь бывшего порохового погреба.
     Во время кратковременной стоянки судна в Иоканьге мною был сделан ряд любительских фотоснимков. По приходе в Архангельск я несколько снимков и все негативы сдал в существовавший тогда у нас парткабинет в здании на улице Свободы, рядом с нынешним зданием медицинского института».
     Бывший техник-строитель, пенсионер А. Неклюдов сообщил, что памятник Жертвам интервенции, находящийся в Гремихе, спроектирован и построен под руководством художника Ивана Афанасьевича Давыдова - уроженца села Матигоры Архангельской области. Он примерно в 1914 - 1915 гг. окончил Строгановское училище, после чего жил в Архангельске.
     Работу по изготовлению вершины памятника и плиты с изображением серпа и молота вел великолепный мастер своего дела каменотес Вячеславов. Следует отметить такую деталь: в нижней части памятника, где окна с решетками погребены останки всех погибших на Иоканьге заключенных, могилы которых удалось отыскать. По внутреннему периметру стен уложено около двухсот человеческих черепов. - Все эти подробности мне известны, - пишет т. Неклюдов, - потому что я сам вместе с Иваном Афанасьевичем непосредственно участвовал в подготовке к строительству памятника, а впоследствии сделал точную его модель, которая затем была передана в Архангельский краеведческий музей. И. А. Давыдов руководил также строительством первого памятника Жертвам интервенции на острове Мудьюг и обелиска в Архангельске. И. А. Давыдов умер уже в конце Великой Отечественной войны. Я уже не помню фамилий рабочих, строивших памятник, но только знаю, что все они были архангелогородцы.
     Обрадовало известие племянницы архитектора И. А. Давыдова - П. Г. Шубной о том, что в Москве живет сын Давыдова - Георгий Иванович.
     Через некоторое время пришел большой пакет с ценными фотографиями и письмом, в котором Георгий Иванович пишет: «Мне, приятно было узнать, что есть люди, которые интересуются работами моего отца...».
     В пакете - фотография макета памятника в Гремихе, изготовленного И. А. Давыдовым, макета лагеря на острове Мудыог; снимки, запечатлевшие момеят переноски памятника М. В. Ломоносову в Архангельске, рисунок из печатного издания, изображающий побег заключенного Рюмина с острова Мудьюг, и другие. А на обратной стороне рисунка уникальный кадр, которому Георгий Иванович не дает никакого описания. Что это? Всмотримся внимательно. Это же рабочий момент строительства памятника - укладка цепей...  

     ТАК, по крупицам восстанавлимаемая, оживает история. М. И, Калинин считал, что «Любить свой край, знать его историю - на этих лучших чувствах к родным местам и воспитывается подлинный патриотизм советского человека».

 

***

 

     Закон «Об охране и использовании памятников» определил, что государство и граждане СССР вместе несут ответственность за сохранение духовного наследия отечества.
     В статье 67 проекта новой Конституции тоже говорится, что «Забота о сохранности исторических памятников и других культурных ценностей - долг граждан СССР».
     Можно сказать, что исторические памятники в Гремихе сейчас в удовлетворительном состоянии. За последние годы благоустроена и территория возле памятников. Над всеми памятниками шефствуют пионерские отряды. К памятным датам и праздникам школьники и население возлагают цветы и венки.
     Но для того, чтобы памятники, «заговорили», хорошо бы сделать к ним надписи-таблички с указанием когда поставлен памятник, кто его автор и так далее.
     На месте бывшей радиостанции и телеграфа выстроены новые объекты. Там тоже не мешало бы поставить памятную доску.
     И еще: когда приезжал в Гремиху А. П. Пестерев, он предлагал поставить памятный знак у причала, где, по его рассказу, засели в обороне бывшие политзаключенные, способные держать в руках винтовку на случай, если придется отразить нападение белогвардейского генерала Миллера. Предполагалось, что он попытается сделать высадку на полуостров при бегстве за границу.

 

***

 


     Только что проходивший в Суздале III съезд Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры призывает все местные организации в год 60-летиа Октября привести в образцовое состояние все памятные места.

 

Ж. ЛЕНСКАЯ,
заместитель директора
по воспитательной работе
Гремихской школы № 1

 

 

"Североморская правда"    №№  108, 109, 110, 111
за 8, 10, 13, 15 сентября 1977 года

 

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.