Главная Публикации Атомную субмарину погубила украденная прокладка

Атомную субмарину погубила украденная прокладка
          Автор: Черкашин Н.    27.12.2003 18:12          

 

Сегодня подводники боятся пускать рабочих в отсеки - как бы чего не выкрутили

 

Экипаж К-3 на Северном полюсе.
Пока еще живы...

     РАСКРЫТА тайна одной из самых жестоких трагедий советского подводного флота. Герой Советского Союза капитан 1 ранга Иван Морозов сделал публичное заявление о том, что причиной мученической гибели 39 моряков на первой атомной подводной лодке "Ленинский комсомол" (К-3) стала... копеечная прокладка. Впрочем, обо всем по порядку.

 

Домой с приспущенным флагом

 

      Итак, утром 8 сентября 1967 года штаб дивизии атомных подводных лодок в Гремихе получил тревожный сигнал из Норвежского моря: объемный пожар на подводной лодке К-3. Есть жертвы...
      Крейсер "Железняков" с резервным экипажем на борту экстренно снялся с бочек и полным ходом двинулся к пострадавшей атомарине. Неизвестно было, как поведут себя торпеды с ядерным снаряжением при таком пожаре, не сработают ли их предохранители, если в аккумуляторных ямах рванет "гремучий газ" - водород, смешанный с воздухом.
      Тем не менее К-3 вернулась в Гремиху своим ходом в надводном положении - с приспущенным флагом. А это означало - на борту есть погибшие. И было их немало - 39 тел остались за стальными переборками носовых отсеков.
      Остатки уцелевшего экипажа разместили на плавказарме, изолировав подводников на время работы государственной комиссии по выяснению причин пожара. Но сначала о внешних обстоятельствах трагедии.
      Рассказывает помощник командира К-3 тогда еще капитан-лейтенант Александр Лесков:
      - В результате бесконечных торжественных, никчемных мероприятий, сопровождавших подводную лодку несколько лет после похода на полюс, из нее сделали фетиш. Очень скоро экипажу стало не до боевой подготовки. Измученные отсутствием настоящего дела командиры тихо спивались, потом их также тихо освобождали от занимаемых должностей.
      И все-таки именно "тройке" пришлось выручать флот, когда в июле 1967 года на Ближнем Востоке заполыхала война, и кроме нее из атомных подводных лодок послать в Средиземное море было некого. В авральном порядке собрали экипаж, назначили нового командира и "выпихнули", как говорят в таких случаях подводники, на боевую службу. К-3 честно выполнила свою миссию, все 80 суток боевого патрулирования прошли в экстремальном режиме: нет ничего изнурительней, чем провести жаркое само по себе средиземноморское лето в пекле ядерной "кочегарки". Температура в турбинном отсеке весь поход стояла под 60 градусов.
      На обратном пути в Норвежском море, в этом море пожаров (почему-то чаще всего наши лодки горели именно в этом море!) на К-3 разыгралась чудовищная трагедия. Около двух часов ночи 8 сентября в носовом торпедном отсеке вспыхнул объемный пожар: воспламенились пары огнеопасной гидравлики. По сути дела это был взрыв - и пусть не такой мощный, как взрыв тротила, но гибельная ситуация в носовых отсеках развивалась столь скоротечно, что моряки полегли замертво едва ли не в первую минуту. В центральном успели услышать только короткий вызывной сигнал межотсечной трансляции.
      Командирскую вахту на центральном посту нес помощник командира капитан-лейтенант А. Лесков:
      - Я включил тумблер и спросил: "Кто вызывает?" Потом отпустил тумблер и... Сколько лет потом просыпался я среди ночи, заново, восне услышав те страшные крики заживо горящих людей!

 

Полторы минуты до ядерного взрыва

 

      За считанные минуты в первом и во втором отсеках погибли 39 моряков. В трюме второго отсека в герметичной выгородке находился шифрпост. Там находился шифровальщик мичман Мусатов. Он не смог выбраться из своей капсулы из-за того, что крышка люка была завалена телами погибших. Мусатов погиб последним. Он еще смог позвонить по телефону из своего жарочного шкафа. Лесков услышал его мольбы: "Товарищ
капитан-лейтенант, спасите меня, пожалуйста!.." Спасти его было невозможно...
      Казалось, что и атомоход обречен на верную гибель: ведь в первом отсеке на стеллажах лежала добрая дюжина торпед, а в аппаратах находились торпеды с ядерными боеголовками. Ситуация, как на "Курске" - еще полторы-две минуты и взрыв всего боезапаса вместе с ядерными БЗО - боевыми зарядными отделениями. А рядом - берега Норвегии, натовской страны.
      Командир К-3 Юрий Степанов принял единственно верное - спасительное! - решение. Страшно представить себе, что бы случилось, запоздай он хотя бы на полминуты с командой: "Сравнять давление с аварийными отсеками!" Дело в том, что тротил взрывается при одновременном повышении температуры и давления. Давление в горящих отсеках резко подскочило. И когда капитан-лейтенант Лесков открыл клинкет вытяжной вентиляции, сжатый почти до рокового предела воздух с яростным ревом пошел в центральный пост. То был даже не воздух - черный дым с хлопьями гари, перенасыщенный ядовитыми газами. Центральный пост оказался сразу загазован, в трюме погиб матрос-ученик, надевший не тот противогаз. Но другого выхода не было. Лодка была спасена от неминуемого взрыва, ее провентилировали, и через какое-то время К-3 самостоятельно вернулась в базу - силами оставшихся в живых моряков. Никто из начальства не захотел брать в расчет предельный технический износ "тройки" как головного корабля. На экипаж и командира навесили страшный ярлык "аварийщиков", пожар-де произошел по вине личного состава, хотя достоверно это и не доказано. После ремонта Ю. Степанову и экипажу дали возможность "реабилитировать" себя повторным выходом в море. Но едва Степанов поднялся на мостик, как потерял сознание. Шок от пережитого был слишком силен. Выход отменили.
      Небыло вины Степанова в том, что на К-3 полыхнул жуткий пожар. Последний аргумент в том давнем споре - признание бывшего флагманского механика гремихинской дивизии атомных подводных лодок капитана 1 ранга Ивана Морозова. Он вступился за честь командира и экипажа, прочитав очередную инсинуацию о трагедии "Ленинского комсомола".




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.