Главная Самиздат Йоканьга - стр. 3

Йоканьга - стр. 3
          Автор: Корабовский Ю.    28.12.2010 20:33          

 

     На этих окаменевших горах соли часто проходили наши игры. Соль представляла собой как бы песчаные барханы, т.е. не было ровного стола, а были подъемы, спуски, ложбинки и крутые обрывы. Поэтому в них легко было играть в прятки, а рядом были горы и штабеля пустых бочек, так что поле для скрытого движения было огромное.
     Эти причалы служили местом игр и в зимнее время. Когда приходила зима и болото в русле ручья, перед эл\станцией замерзало, начинались игры с катанием на лыжах и санках. Напротив причала, за болотом был другой, правый если смотреть от реки, склон горы. По этому склону, начиная от реки стояла почта и библиотека в одном здании, выше их на горе стояла пограничная застава. В здании почты и библиотеки были и жилые помещения и кажется там жил и дядя Федя Кабанов и семья, с парнишкой мы кажется вместе учились, отец которого утонул при столкновении лодки с доркой. Фамилии уже не помню. Затем по склону, в сторону деревни, стояла пекарня или сначала был еще какой-то магазинчик, или промтоварный склад, т.к. я помню как здесь мать стояла в долгой очереди за плюшевым жакетом. Дальше, кажется уже напротив причала и болотца стоял дом, кажется 2-х этажный в котором жили кажется Волковы? (или Воловы?). И вот за этим домом была удобная трасса катания с горы на санках и лыжах. Эту трассу раскатывали до такого состояния, что при определенных скатываниях можно было переехать на скорости все болотце и укатиться под причал т.к. у него не было сплошной стенки, а стоял он на сваях. Парни и девицы, повзрослее нас, иногда надолго задерживались после скатывания под причалом и оттуда слышался визг и смех, после чего выходили они растрепанные и пунцовые. И мы зимой часто в светлое время забирались под причалы и изучали его внутренние лабиринты, иногда забираясь в такие места, что с трудом вылезали обратно. Там было много укромных мест, если нужно было что-нибудь спрятать от чужих глаз, но иногда и сам позже найти спрятанного уже не мог из-за сложности под причальных лабиринтов.
     Еще запомнившееся впечатление дошкольного детства в Иоканьге — это праздники. Почему-то особенно запомнились выборы, новый год и елка у Ивершень, наших двоюродных родственников, различные дни рождения, которые проходили у нас дома. Выборы проводились в школе. Отец, наверное, был в избирательных комиссиях т.к. какие-то приготовления к выборам чувствовались накануне. Уходил он рано, потом, наверное уже с мамой, там оказывались и мы. Завораживало это большое количество народу, в обычной жизни размазанное по всему поселку и поэтому не ощутимое, везде красные транспаранты, народ шумный, все с авоськами с различными «деликатесами» из буфета, а буфет на таких праздниках обязателен и в нем всегда приготовлено было много того, что обычно в магазинах и не бывало. Я помню из этого набора мандарины, если конечно не ошибаюсь, яблоки. И это состояние какого-то общенародного праздника до сих пор у меня не выветрилось. Праздники 1-го мая и 7 ноября, как-то в Иоканьге я вспомнить не могу, наверное потому, что демонстраций-то делать было и не где, а эти праздники запоминались именно этим.
     Новый год в то время конечно как и теперь начинался с елки. Но елок-то у нас не росло, а поэтому отец вырубал определенной высоты березку и ветки вереска. Затем вереск привязывался к основным ветвям березки и уже потом проходило «наряжание» елки. Что мне запомнилось из игрушек — в основном конечно это двухсторонние прессованные из картона фрукты, звери, и не стеклянные шарики. Но кроме этого, задолго до елки начинались приготовления рукотворных игрушек- это и клееные гирлянды, нарисованные и вырезанные звездочки и звери, петухи и т.д. И основная масса, конечно это привязанные на веревочке конфеты в обертках. И любимое занятие потом было срезать ножницами эти съедобные украшения. Смутно помню один новый год, который мы встречали у Ивершень. Они жили в каком-то, по моей памяти, маленьком аккуратном домике над обрывом, на краю поселка по дороге к бане. Если стоять к реке лицом, то это было направо к порогам реки. Такое впечатление, что у них была настоящая елка. Самого праздника я не помню, но помню состояние сборов в гости, и какое-то размытое впечатление от приятного удовольствия находится там, в кругу новых людей.
     Еще одними, периодическими праздниками являлись чьи-то дни рождения. Наверное и взрослым, а ведь маме-то было всего 30, а отцу чуть больше 40, тоже не хватало праздников, да и народ был тогда как-то более общительным. Поэтому гостей собиралось всегда много, а потом ходили друг у другу на ответные столы, так что эти праздники были самыми частыми. Подготовка начиналась за долго до самого дня, т.к. в основном пили бражку, как самое дешевое и всем доступное питье, т.к. денег в избытке ни у кого не было. Накануне начиналась варка холодца, обязательное блюдо всех застолий, конечно всегда много печеного, ну а потом различная рыба, мясо наверное тоже было, это оленина, но его как-то не помню. А когда собирались гости, все шумные, голосистые, это предпраздничное настроение передавалось и нам, детям. Компания, насколько я сейчас могу вспомнить была достаточно стабильная — это Самохваловы, Павловы, Амосова, Зайцевы и т.д. Конечно после первых рюмок и хорошей закуски, как ведется на Руси, сначала были разговоры о работе, а потом начинались песни. Пели все известные на то время народные, услышанные по радио, и с редких патефонов. Мама пела очень хорошо, голос у нее был крепкий, звонкий, вытягивала она такие ноты, которые основной массе были не под силу. Конечно и мы дети любили слушать это завораживающее пение, а потом уже и сами подпевали. Поэтому я знал практически весь репертуар этих застолий, и что главное, мне нравилось и слушать и самому петь. Я думаю в будущем голос мой был довольно, без музыкального образования, и разработан и не фальшивым в исполнении. Очень сильный, в народном стиле, был голос и у Нины, сестры. Она уже во взрослом состоянии сожалела, что мать не отдала ее музыке учиться. Но эти претензии абсолютно не состоятельны — откуда у матери были тогда лишние деньги на эту блажь. После смерти отца, задача была прокормить нас не хуже чем в других семьях с отцом, да одеть более менее прилично. Хотя понятно, что голоса наши должного применения не получили, а они были.
     Зимой все наши развлечения, конечно касались катания на санках и лыжах, устроительство различных снежных крепостей и снежных нор. Эти подземные лабиринты обычно строились в снежных козырьках на склоне гор, были они часто довольно глубокие и разветвленные даже. И сейчас уже удивляюсь, как нас в них никогда и никого не завалило, это просто чудо. Одну из таких галерей помню на горе у школы. Склон там был довольно крутой, и вот под самым верхом горы были вырыты несколько входов в эти галереи. Там ничего обычно не было, кроме извилистых ходов, которые можно было в основном только по пластунски преодолевать. Санки тоже были определенной системой игры. В основном это были самодельные сани, выструганные отцом два полоза и скрепленные. Ну а мы уже из них строили и сани с регулировкой скорости съезда, для чего с двух сторон прикреплялись две палки в виде рычагов, которыми можно было и направление движения регулировать и скорость. Потом конечно строились и приспособления в виде пулемета «Максима», для различных «вояшек», к саням приделывались высокие борта и ты уже сидел как в танке и т.д. Помню, что у дома была большая черная собака «Ворон». Вот его мы частенько запрягали в сани и он нас возил как ездовая собака.
     Первые лыжи у меня были самодельные. Отец брал две доски и выстругивал из них две лыжины, с заостренными носами и даже загнутыми немного. Но в силу того, что загнуты - то они были не очень, то и ломались частенько. А потом уже отец принес от пограничников лыжи и вот на них я долгое время и катался и в школе на уроках бегал. А основная санная трасса была у нас у второго дома, в который мы переехали уже после того как я пошел в первый класс. Дом был расположен вдоль склона, на одной линии со старым, но дальше от реки, последним перед горкой, которая уже была необжитой тундрой. От него вниз к клубу была дорожка, по которой все жители этого склона горы, русские, ходили вниз и в магазин, находившийся на противоположном склоне, и за водой т.к. колодец находился тоже на другой стороне около магазина, и в клуб, который был внизу у нашего дома. Эта же была и дорога в школу, и в сельсовет, и в лопарскую часть деревни, которая шла по ложбине вдоль ручья, в сторону школы и коровника, кажется самого крайнего строения деревни. Таким образом, эта дорожка была всегда умята и углажена, так что по ней было очень хорошо кататься с большой скоростью, главное было не въехать в стенку клуба, который как раз был внизу горки и дорога у него поворачивала вправо, обходя его. Домик был, как-бы буквой «Г», и в поворотной части была кинобудка. Длина трассы увеличивалась если санная дорожка укатывалась еще с горки начинающейся тундры.

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.