Главная Самиздат Йоканьга - стр. 7

Йоканьга - стр. 7
          Автор: Корабовский Ю.    28.12.2010 20:33          

 

 
     Только зимой у нас были футбольные баталии. Была вытоптана небольшая площадка недалеко от дома Чупровых, ближе к ручью. Вот на ней и собирались ребятня разновозрастная, доставался мяч, всегда плохо накачанный, и до темноты или пока оставался народ в командах, шумела ватага, плохо представляя действительные правила футбола. Частенько в игру ввязывались и молодые парни и мужики. Домой мы приходили «распаренные» до красноты, растрепанные и сырые до нитки. От мамы конечно доставалось за такой вид, но потом все уставлялось и развешивалось на печку и до следующего раза. 
     Зимним же занятием было посещение библиотеки. Читать я научился рано, еще до школы. Вечера зимние были длинными, часто при свете керосиновых ламп т.к. на электростанции то поломка, то профилактика, то с горючим проблема, да и работала она до какого-то времени, толи до 10 вечера, толи до 12. Сначала мама мне читала, и постоянно ходили в библиотеку вместе, чтобы выбрать книги. Брали их по максимуму, сколько давала библиотекарша — Лида Крутикова. Они, если не ошибаюсь и жили в этом же доме, где библиотека и там же была почта. Это здание стояло через ручей от электростанции, на взгорке, а выше была на горе пограничная застава. В этом же здании, библиотеки и почты, кажется со стороны горы, жили Кабановы (дядя Федя был печник и сторожил на Вешалах) и семья Калининых. Тетя Лида, была маленькая, кажется горбатенькая, а мужа звали дядя Вася. Он был большой и шумливый. Ребят звали Славка, моего возраста и Толька. Кажется были и дочки… Они также из Иоканьги позже перебрались в Гремиху и жили с нами в одном бараке на Североморской. 
     Крутикова устраивала какие-то книжные викторины, с карточками, по которым мы должны были толи угадывать героев, толи фамилии авторов, но было интересно и позже мы часто там засиживались. Когда я уже читал сам и сам один ходил в библиотеку, я там долго выбирал себе очередную партию книг для чтения. К полкам с книгами нас не допускали и библиотекарь сама носила и предлагала ту или иную книгу. А я перебирал, смотрел картинки, слушая, что она про книгу рассказывает и откладывал либо в одну кучку, брать, либо в другую — нет. Когда приносил обменивать книги, обязательно библиотекарь спрашивала, прочитал ли, что понравилось, про что книга. И поэтому не прочитав, было стыдно идти и сдавать, но бывало и такое, т.к. книги выдавались на определенный срок и если в этот срок не укладываешься все- равно надо прийти в библиотеку и продлить срок чтения. Конечно основными книжками того времени были сказки и их было множество, затем детские книжки Аркадия Гайдара. 
     Но и наша длинная, северная зима кончалась и приходила весна! Сначала появлялось солнце и все дольше задерживалось на небе. Конечно, до первого тепла было еще очень далеко, но солнце на севере уже обозначало, что зима идет к концу. Сначала начинал чернеть наш мелко-березовый лес. Как-то вдруг деревья на белом снегу становились все более четко очерчены, стволы березы становились темными или это было следствием потери белизны самого снега, сереющего под лучами солнца. Затем заметно снег оседал в наиболее защищенных от ветра местах, на реке начинали появляться проплешины льда, появлялись трещины между береговыми льдинами и льдинами на реке, в которых при приливах появлялась вода. До настоящей весны, луж и ручьев было еще далеко, но настроение весны чувствовалось во всем. 
     Как грачи на большой земле, так у нас плотники возвещали, что настоящая весна уже не за горами. Суть в том, что для разгрузки приходящих рыболовецких корабликов, нужна определенная глубина у причала. А если учесть, что приливы и отливы на море, а следовательно и в реке, достигают нескольких метров, в большие отливы метров до восьми, то причал надо было выносить далеко от берега. Но весенний ледоход такой причал снесет как травинку, а следовательно, его приходилось устанавливать на лето и разбирать на зиму. Вот плотники-то и начинали стучать топорами, сооружая новые клети для опор причала. Это происходило на берегу, на его возвышенной платформе, до свала в глубину. Проходящий ледоход эту часть берега не затрагивал, и на нем спокойно могли стоять подготовленные сооружения. Это были колодцы из бревен, не сплошные, а с промежутками между бревен. Когда приходила пора, их сплавляли в реку и огружали камнями. Затем соединяли между собой эти колодцы, а наверху настилали дощатый настил. Эта часть причала как - бы напоминала букву «П», открытой стороной к берегу и соединялась своими концами с остающейся постоянно на зиму частью. 
     Процедура строительства клетей шла не так быстро, весь берег вокруг клетей был завален щепками от обтесанных бревен. Тут всегда суетились бабы с мешками и ребятишки с ведрами, чтобы набрать свежей сухой щепы на растопку печей. И понятно, что не достроенные срубы были в это время местом наших различных игр и просто времяпрепровождения. Вокруг было ощущение какого-то надвигающегося хаоса, пахло свежей стружкой и смолой от вылежавшихся за зиму бревен. 
     Но вот, появлялись и первые лужи. Появляются первые ручьи, снег около домов уже стаял, на защищенных от ветра, прогреваемых стенках строений сидят первые мухи, тоже греясь на солнышке. Начинается забава отлова мух и поджарка их с помощью увеличительного стекла. На этих пятачках подсохшей земли начинается игра в пристеночек. И конечно, при наличии живой струящейся воды появляется желание пустить по ней кораблик. Строятся различные, в зависимости от своей профессиональной возможности и наличия помощи старших. Сначала маленькие кораблики пускаются по ручьям текущим около дома, а когда вода появляется в устье ручья, протекающего через поселок, на воду спускаются суда побольше, с парусами. Болотце перед электростанцией, на котором зимой катались на санках под причал, весной покрывается водой, образуя, как - бы замкнутое озерцо — от реки оно отделено электростанцией, от которой идут мостки к другому берегу, пекарне, почте, библиотеке, погранзаставе, а другие мостки, от электростанции идут вдоль берега реки к причалам, т.е. на другой возвышенный берег ручья. Кроме того, что более было удобно и безопасно для корабликов, флотилии запускались на ближайших озерках. Их на взгорке от второго нашего дома было предостаточно, прогревались они сначала сверху, появлялась в них вода, а на дне еще оставался не растопленный лед. Поэтому здесь можно было запустить кораблик не зависимо от направления ветра, его все равно прибивало к какому-нибудь берегу, в то время как в устье ручья случалось, что изменение ветра уносило кораблик в имевшееся под мостками пространство (они были на деревянных сваях) и он уходил в большое морское плавание. 
     Когда тепло приходило уже надолго и озерки у поселка наполнялись талой водой, происходило и первое купание. Вода была, конечно, еще весенняя, талая, холодная т.к. на дне кое-где еще оставался не растаявший лед, но это уже нас не останавливало. Рядом с озером разводился большой костер и после купания, синие от холода бежали по гранитным камням к костру, чуть не залезая в его серединку, чтобы согреться. И так повторялось по нескольку раз. И что удивительно, я не помню, чтобы после такого купания я болел, ну может быть и забылось, хотя ни одного прямо связанного с этим случая болезни не осталось в памяти. 
     Солнце почти уже полностью согнало снег с поверхности земли, остались только снежные проплешинки на затемненных в оврагах склонах. Такой снег иногда будет лежать и до середины лета, если конечно оно не очень жаркое. Снег почти полностью сошел и с реки, обнажая все более темнеющий лед. У берегов уже большие закраины и лопари в них ловят на удочку бычков. Теперь каждый день мы бегаем на высокий берег реки за конторой, чтобы не пропустить начало ледохода. Начинается он легким треском в порогах, где глубина меньше, скорость течения больше и поэтому толщина льда не такая, как на основной реке. В конце концов начинается движение льда и на основном русле. Об этом можно услышать даже не выходя на берег. Иногда ледоход начинается ночью, о чем возвещает несущийся с реки шум, гул ломающихся и набегающих друг на друга льдин. Это действо собирает на берегу все свободное население поселка. Внутренне все рады этому, понимая, что долгая зима закончилась и наступает, пусть не длинное, но теплое лето, начинается какое-то движение жизни с приходом кораблей, с интенсивной работой, заботами и летними удовольствиями. Лед идет несколько дней, несколькими заходами т.к. вслед за рекой лед постепенно смывает с берегового мелководья, а потом сбрасывает лед и Иоканьгское озеро. 
     В это время у ребят появляется еще одно развлечение — катание на льдинах. При ледоходе вода в реке сначала поднимается и заносит льдины в разлившееся озерко на болоте перед электростанцией. Ну и как удержаться от такого соблазна и не использовать плавающие льдины для катания. Под рукой куча пустых ящиков, всегда найдется доска для весла, и ты уже с удовольствием удаляешься от берега на своем «корабле». Глубина здесь не большая, течения почти нет, так что опасности уплыть по реке к морю нет никакой. Конечно возникают и баталии на воде и гонки и не редко происходит не желаемое купание. Дома за это по головке не гладят, но одежда на печке сохнет быстро и опять тянет к воде. Более опасным было катание на льдинах уже за территорией электростанции, на мелководной части берега, отделяемого от основного русла небольшой бровкой торчащих на уровне свала в глубину камней. Там можно было не уследить за течением и с основной водой, при отливе, выехать на реку, но, кажется таких случаев не было. Все иногда заканчивалось легким купанием. 

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.