Главная Самиздат Записки каплея

Записки каплея
          Автор: Капитан 2 ранга запаса Викторов И.    01.10.1999 08:20          

ЗАПИСКИ КАПЛЕЯ

 

 

     ВИКТОРОВ ИГОРЬ ИВАНОВИЧ

 

     Родился в Баку в ноябре 58-го, на 22-м году, став славным выпускником-штурманом Каспийского ВВМКУ им. Кирова, почувствовал себя готовым служить флоту и навигации, чем рьяно и занимался, особо в первые полтора года среднего заводского ремонта любимой подводной лодки. Профи-путь от штурманёнка «VICTOR 1» до флагштурмана Иоканьгской ВМБ не столь тернист, сколь долог.
     Читатель – с шести лет (по слогам), писатель – с пяти (по буквам).
     При первой публикации в курсантском приложении газеты «Каспиец» не узнал после правки собственного стихотворения. Зарекся… С годами забыл.

 

 

 

27 сентября. Суббота.

 

     Укоры в пол строки 

 

     До 11.30 – опять карты! Все штурмана – заядлые «картежники». У меня на борту их около полутора тысяч, да еще пособия по мореплаванию. Документы для внесения корректуры в них выпускаются еженедельно. В нашу даль и глушь они добираются не сразу, а, образуя пачки и кипы макулатуры, задержанными порциями. То пусто – то густо. Хотя «пусто» почти не бывает. Перелопатить эту лавину, не забывая при этом про вахты, смотры, рытье траншей, собрания всех мастей и прочие жизненно важные процедуры, фантастически нереально. Поэтому любая проверка штурманов, помимо прочего, непременно заканчивается незатейливыми выводами, как то: «Не откорректированы карты» (и далее – перечень не откорректированных номеров карт на пол листа), «Не разнесена корректура по извещениям» (и список извещений) и т.п. Можно схитрить и припрятать корректуру от проверяющего – не получил еще, мол, потому и не откорректировал, тогда замечание умещается в одну строчку: «Не получена корректура!»
     После обеда – в казарму – за корабельной вахтой. За 15 минут до развода оповестили всю ДВС (дежурно-вахтенную службу) о введении формы одежды №4 (извольте быть в шинели!). Благо оказался на разводе в кителе не в гордом одиночестве. А тут еще мой «помдеж» куда-то запропастился. Проходивший по плацу начштаба процедил мимолетное: «Устранить несоответствие в форме одежды…» Пришлось, как и с картами, полностью ретироваться с развода всем составом вахты, чтобы заработать всего одно замечание в пол строки: «Не прибыли на развод»
     Последующие сутки – вялотекущая воскресная вахта.

 

1 октября. Среда. 

 

     Первый день десятого месяца у конца тысячелетия 

 

     Новый месяц начался с учебной тревоги. 5.55 – разбудил оповеститель. 6.20 – на борту. 6.30 – доклад о готовности и …всех распустили на завтрак. Остался на борту с любимыми картами. В обед пытался отвезти рецепт в неработающий аптечный киоск.
     После обеда перешвартовались к 17-му. Заодно получил пять новых корректурных выпусков. Но домой рано – в 19 часов! Еще с полчаса в безрезультатной попытке найти хлеб в магазине. Для этого уже поздно! Последняя четверть второго тысячелетия, однако…  

 

4 октября. Суббота. 

 

     Витые трапы – карьер этапы 

 

     Живем по распорядку понедельника, чтобы шестого, в канун Дня Конституции, устроить предпраздничную приборку. На строевых занятиях начштаба устроил внезапный смотр формы одежды, к своему удивлению выяснив, что для соответствия подчиненных предъявляемым требованиям "предупреждать надо!" Резюме: «Предъявить повторно 6-го числа в 20.30.»
     В военно-морских училищах готовят кадры флоту по специальностям. В военно-морских училищах не учат на помощника командира, помощником командира становятся на флоте. Надо научиться поменьше уделять внимания профессии, упирая на служебный волюнтаризм, можно прослыть «тупым, но решительным», зато заветной дверцей приоткроется быстрейший путь к вершинам флотоводства. Помощник командира – это первичная ступенька винтовой лесенки, где начштаба (начальник штаба соединения) – промежуточная площадка второго яруса. Первичная ступенька – самая истоптанная, ибо топчут сверху, задевают подошвами снизу. Не каждый решается на нее ступить. Не единичны желания ступивших – отступиться.
     Первого в моей службе помощника командира звали Валера. Валера никогда не отказывал ни в чем: «Ну, конечно, сделаем. Какие проблемы?» Валера никогда не отказывал и никогда не делал того, в чем не отказывал. Имея такого помощника командира, хорошо учиться рассчитывать, прежде всего, на самого себя.
     Второй – Толя – номинально был моим старшим штурманом, ничего не привнеся в профессиональный багаж своего подопечного, меня то есть. «Помохой» (помощником командира) он стал, когда я занял его должность. Особенно ему удавалось создавать важный вид, надувая щеки и прищуривая веки. Со временем щеки разрослись сами, и больше не было необходимости их надувать. Ходить в море Толя не любил, и, когда вскоре его комиссовали медики, ушел на штабную работу. Попав, наконец, в благотворную среду, чиновником он стал отменным и даже ценимым.
     Следующие помощники уже были младше меня по выпуску, и потому, в силу моего служебного вызревания, в общении все чаще почтительно прислушивались, следуя, тем не менее, избранной стезе, и оставаясь при своих личностных странностях. Володя удивительно долго мог общаться с экипажем, что называется, перед лицом строя. При этом одна отдельно выражаемая мысль смаковалась бесконечное число раз на всевозможный лад («Еще раз напоминаю…» «Таким образом…» «И, наконец…» «Ну, и кроме того…), из чего явствовало, что строй, как слушатель, Володю вовсе не занимал: ему достаточно было с упоением слышать себя самого. В день злополучного внезапного строевого смотра Володя «таким образом, наконец, еще раз напомнил» нам менее, чем за пол часа, что послезавтра – повторный строевой смотр, а значит надо готовиться, чтобы на площадке второго яруса была уверенность: флот готов к строевым смотрам всегда.
     Подготовку к строевому смотру совмещали с подготовкой к корабельному юбилею до 21.00.  

 

6 октября. Понедельник. 

 

     "Первичное звено" 

 

     «Почему многие флотские офицеры стремятся уйти на берег? Не из боязни моря, нет. Для того, чтобы вырваться из "первичного звена"… Что за звено? Это – ответственно-исполнительный узел военно-морской системы. Те, кто слушает (Есть!), исполняет (Ваше приказание выполнено!), непосредственно отвечает (Виноват!), на кого в обязательном итоге все шишки сыплются (Из-за вашей безответственно разгильдяйской халатности!..)» /А. Смит/
     Автор цитаты – не знаменитый англичанин. Ее в несколько приближенном варианте произнес наш корабельный врач Шура Сметанин, в товарищеском просторечии, – Смит.
     День перед праздником, полный у нормальных людей ощущения предстоящего торжества, для "первичного звена" считается предпраздничным, то есть практически таким же, как и обычный будничник, но с некоторым перекосом в область хозяйственно-бытового обустройства: до обеда – большущая приборка на корабле, после обеда – подобие того же в казарме. Ближе к ужину уже можно идти домой и готовиться к завтрашнему праздничному торжественному построению. Сегодня все не так. До обеда в штабе – контрольная навигационная прокладка – береговой тест для навигаторского звена с проверкой знания документов. Здоровая реакция каждого подвергаемого – по возможности увереннее уклониться ("откосить"). Так что вместо восьми потенциально тестируемых "бились" вдвоем со старпомом. Вроде, ничего. После обеда до самых 20-ти, имитируя подготовку к повторному строевому смотру, готовились к юбилею корабля. В пол девятого наши остатки (треть – раскомандирована, треть – на вахтах) с садистским удовольствием осмотрел начштаба, и, возможно, посчитав воспитательную миссию выполненной, дал возможность отдохнуть. 21.20 – домой.

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.