Главная Самиздат Записки каплея - стр. 2

Записки каплея - стр. 2
          Автор: Капитан 2 ранга запаса Викторов И.    01.10.1999 08:20          

7 октября. Вторник.  

 

     Адмиральский эффект – лицо праздника. 

 

     08.20 – с дивизийного плаца праздничным строем при параде – на причальную зону. Начштаба, что говорится, в нас впрягся, и присутствовать на торжественном подъеме флага решил на нашем пирсе. Эффект очевидной начальственной сопричастности с жизнью низовых звеньев как правило прочувственной дрожью пробирает чуткие струны утонченных флотских сердец. Выражаясь яснее топорного, редкое посещение начальником вполне отработанных ритуалов заканчивается без нелепых ляпов. Уже провозгласил дежурный по кораблю торжественную команду-приказ: «Флаг, гюйс, Государственный флаг и флаги расцвечивания поднять!». Уже зазвучал с овровских причалов гимн страны, плавно пошел вверх, гонимый тридцать раз перед этим проверенной корабельной гидравликой ствол выдвижной антенны, увлекая за собой цепочку навешанных сигнально-карнавальных флагов. Уже замерли – рука под козырек – в священном миросозерцании специалисты атомного флота, и подвахтенный матрос, по случаю особого внимания тщательно опоясанный "пэдэушкой" и утыканный индивидуальным дозиметром (это самое важное!) сосредоточенно плавно поднимает вверх по флагштоку парадно необтрепанное милое взору полотнище. Развернутое в вертикальной плоскости, оно не видно поднимающему, но весь строй на пирсе и сопричастный начальник видят, что главный корабельный символ поднимается по ошибке "вверх ногами", и делают мимические знаки, на которые реагирует руководящий подъемом дежурный. Отрывочное «Переверни!» и осознание происходящего произвели "удав-на-кроличий" эффект. Вместо того, чтобы быстро перекрутить тросик-фал, составляющий с привязанным к нему флагом как бы кольцо, вмиг обездумленный виновник начал судорожно перевязывать флаг, на что ушло еще более минуты. Наконец, «Вольно!», и начштаба, не испытывая более судеб, молча удалился с причала. 09.20 – и мы по домам. Праздник! 

 

27 марта. Воскресенье. 

 

     Такие у нас ребята, начальство и тыл. 

 

     Вчера вернулись с флотских учений. Недели две «ловили» ОРГ. В который раз за последний год находимся в дежурстве, и в море нас гоняют по любому поводу. К базе подошли на 4 часа раньше планового времени. Есть такой фокус у подводников, «когда усталая подлодка из глубины идет домой»: план на переход получен загодя, и мы уже топчемся у края полигона, чтобы «рвануть» к родным берегам, время только подступает, а мы уже устремлены. И что интересно, не получается у турбины держать заданные обороты, все выкручиваются они (обороты, то есть) в сторону увеличения скорости хода – это наши управленцы на пульте управления реактором незаметно (хотя в центральном знают, но намеренно не замечают) вносят лепту в досрочное возвращение, которое и без того обеспечено запасливым командирским опережением «подвижной точки». Ведет береговой информационный пост нас по планшету миль этак за двадцать пять, а мы – вот они уже где, тут рядом, готовы к входу, ну получилось так, просим обозначить причал. Обрадовались нам конечно несказанно: как же, часа через три только ждали, но смилостивились, на внутренний рейд пустили, но только не к причалу, а к бочкам. Привязались. Ждем. Дома городка – вот они в перископ – как на ладони. Близок локоть…
     А поутру – сигнал боевой тревоги. Если на «гражданке» уверены, что боевая тревога для военного человека – событие ординарное, посмею разочаровать: на восьмом году службы услышал его впервые. Устав определяет этот сигнал лишь для ведения боевых действий или для повышения боевой готовности. Проснулись, недоумевая, доложили, получили команду готовиться. Куда?! Через час, вчера еще подкручивающий обороты для скорейшего возвращения, экипаж пребывал в готовности ко всему: хоть в Североморск под штабную проверку, хоть в полигоны, хоть на боевую службу – вплоть до «на край света». Такие у нас ребята…
     С буксиром на борт прибыло проверяющее начальство, которое неожиданно сердечно интересовалось: готовы ли? сможете ли? чего вам не хватает?.. ли? Менее чем через час (видано ли такое?) на лодку, прямо к бочкам, стали доставлять недостающие припасы, снаряжение, продовольствие, пластиковые пакеты ДУК (дистанционного удаления камбузных отходов) (!). Это наш-то тыл, от которого днем с огнем… месяцами… и то чуть-чуть!.. А, когда отходящее на буксире проверяющее начальство отечески строго прокричало «Счастливого плавания!», все мы окончательно себя почувствовали где-то в средиземноморских глубинах.
     В 13.00 от оперативного дежурного поступила команда доложить о готовности к отходу в 15 часов. В 15.00 – от него же – начать следование в 16.00 к … причалу №10.
     Только там, у причала, мы узнали, что пол дня командование флота искало замену внезапно отстраненному от боевой службы заозерскому экипажу, и кроме нас еще два дежурных корабля готовились заткнуть брешь. Просто мы оказались дальше расположены. Тыл нам надолго припомнил такую позорную для уважающего себя снабженца (а разве бывают другие снабженцы?) демонстрацию щедрости. ДУКовские мешки мы сдавали и списывали больше года…  

 

15 августа. Понедельник. 

 

     Формально – фактически. 

 

     Формально – отпуск до 26-го, фактически – первый день выхода экипажа на службу. Формально – всего экипажа, фактически – едва половины офицеров и мичманов. С 8.00 группа «К» (командования) вся в казарме – формально, фактически – командир, зам, и механик сразу куда-то "испарились". До обеда – выяснение обстановки, обмен впечатлениями, после обеда – обмен впечатлениями и запутывание в обстановке. Планов ближайших громадьё! Завтра начинаем прием своего корабля, а уже через неделю выходим в море на флотское "ОБК" (тактическое учение по атаке отряда боевых кораблей). В экипаже – масса перемещений: по казарме слоняются целых восемь «свежеиспеченных» лейтенантов. Формально экипаж спаян и боеготов, как никогда, а фактически? 

 

18 августа. Четверг. 

 

     Победа в море куётся бумажно на берегу.

 

     До обеда – продолжаем принимать лодку. После обеда – отрабатываем на УТК приемы борьбы с пожаром и водой. После ужина (командир, старпом и два штурмана) начинаем готовить Решение на выход в море. Есть такая игрушка у военно-чиновничьих верхов: какое бы живое дело ни свершалось экипажем корабля, начиная от выхода на боевую службу и заканчивая перешвартовкой с одной стороны причала на другую, все это священнодейство должно быть предварительно обрисовано на карте, описано в легендах, отображено в схемах тактических эпизодов, рассчитано, подкрашено и подрисовано, приподнято, подписано, согласовано, защищено и утверждено. А иначе ни о какой готовности к совершению соответствующего действа не может идти и речи. Традиционно готовят такую игрушку-цацку работники ластика и графита – корабельные штурмана, а называется она – «Решение командира». Подготовленное Решение старший начальник может утвердить, и тогда его можно смело выбрасывать в "секретку" (секретную часть), так как больше оно не понадобится никому, или не утвердить: вернуть на доработку или полную переделку, хотя судьба окончательного варианта все равно предопределена – "в секретку"!
     В 19.00 вдохновенно приступаем к работе: представить нужно к двадцатому, то есть к послезавтра. В 19.30 – уточнение времени готовности – к девятнадцатому (завтра!), в 20.00 – уточнение уточнения – к 19-му к 10-ти часам, в 21.00 – окончательное уточнение – к 19-му к 08.00. «Прорешенились» со штурманенком (младшим штурманом) до трех ночи. Наутро, вооружившись картой-Решением, текстом пояснительной и уверенным блеском глаз, командир убыл к комдиву, но, увы, времени у начальства не хватило, и недоутвержденное Решение временно отправилось "в секретку"...

НЕ ЛГУТ ГЛУБИНЫ ОКЕАНОВ

 

21 июля. Воскресенье. 

 

     Меж двух материков. 

 

     Вчера на карте появилась Африка, а сегодня – Гибралтар. День суматошный. Перед началом форсирования пролива аж два всплытия на сеанс связи и определение места, хотя рельеф дна здесь вне проблем позволяет выбрать своё место эхолотом без всяких всплытий. Не верит командир глубинам, не верит своим штурманам, не верит мне – прикомандированному. Его право и ответственность.
     Штурман Миша здесь впервые и потому сдуру с началом прохода Гибралтара попытался улизнуть в кают-компанию на видеосеанс. Выдворили. С 19-ти – в штурманской – "пропихивание" подлодки в пролив. Странное ощущение обыденности происходящего, ведь всего в третий раз. Форсировали до 24-х с "копейками", то есть до моей вахты.  

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.