Главная Самиздат Записки каплея - стр. 4

Записки каплея - стр. 4
          Автор: Капитан 2 ранга запаса Викторов И.    01.10.1999 08:20          

 

30 августа. Пятница. 

 

     Крадемся на широте Мурманска. Сегодня получили план: в 12.00 3 сентября должны быть в базе. 

 

31 августа. Суббота. 

 

     Вышли с океанских глубин на шельфовые. Под килем всего 160 – 200 метров и это непривычно. На сеансе записали кучу радионеприятностей: «Азербайджан объявил независимость(!)… Голод грозит стране… и прочее… Боже! Куда мы возвращаемся?
     До и после сеанса рисовал с фотографии завтрашнюю первоклассницу Маришку-зайчишку. Столько рисовал, что, когда заснул на пару часов, видел ее во сне.

 МЫ ДОМА, ВОТ ОН – НАШ ПРИЧАЛ!  

 

1 сентября. Воскресенье. 

 

     0 - 8 – штурманская вахта. Мы в Баренцевом море. На карте наши берега! Невольное самодовольство от ощущения того, что мы, штурмана, видим Родину первыми, хоть и вот так абстрактно.
     В пятом вновь "пыхнул" компрессор. Вторично за службу (в первый раз – в Средиземке). Всплыли под РКП, провентилировали отсек. После чая, только собрался прилечь, вновь тревога! На этот раз "уронили" аварийную защиту реактора левого борта. Механики сумели поднять, не всплывая, и таким "макаром" мы пересекли границу полярных владений СССР. Теперь к югу от нас кипящая страстями, о которых нам почти ничего неизвестно, родная земля.  

 

2 сентября. Понедельник. 

 

     Последние полные сутки. За вахту прошествовал по нашим дальним полигонам от 72 до 71-й параллели. С сего дня перешли на восьмичасовую программу связи. Житейски труднее, но близость возвращения смиряет и с этим неудобством. После 11-тичасового сеанса "приходная" помывка третьей боевой смены. «Отбанился» с ними.
     Все-таки возвращаться – не уходить. Настрой совсем другой. Пустяки не раздражают. Даже страсти вокруг политики, бушевавшие последнюю декаду, улеглись. Все и всем готовы простить всё и вся. Предощущение дома, каким бы он ни стал за дни долгого и реально опасного отсутствия, несоизмеримо по своей благоэмоциональности ни с чем.  

 

3 сентября. Вторник. 

 

     Долгожданный день прихода. В час ночи – последний "перископный" сеанс, от которого ринулись в последний подводный переход. В 3.30 – учебная тревога для всплытия в надводное положение. Замкомдива произнес спич по циркуляру, рули на всплытие, заиграла магнитозапись «Усталая подлодка», заиграла на волне и наша усталая подлодка, загремел воздух за обшивкой корпуса, выдувая балласт, в похотливом предвкушении заблестели глаза у курильщиков, доставших припасенные от выхода пачки с ароматизированной отравой. По легкой зыби повернули на юг к Гремихе.
     Что-то случилось с прохождением радио: более двух часов не могли доложить о своем всплытии. И лишь подскочив вплотную к Святому Носу, вышли на оперативного по ближней связи. На запрос «Когда готовы на вход?», осторожно предложили – в 10.00, хотя реально могли бы и в пол девятого. В ответ получили "пилюлю": «Быть по плану в 12.00!», и вновь повернули в море Баренца.
     В связи с радостью возвращения реакция берега не столь огорчает. Даже попытка представить, что там все не так, как было до ухода (а как – собственно и неясно), наталкивается на возбужденное «да и черт с ними! мы – дома!» Спустя пять самых длительных часов ошвартовались у 14 пирса. Штурман и здесь в фаворе: при входе в базу перископ – у него (для оценки навигационной безопасности), так что всё, что творится на встречающем берегу, ему доступно в 12-тикратную оптику девятиметровой трубы. Что позволила увидеть оптика?
     Сперва на причале были лишь «швартовщики»-матросы с соседних кораблей. За пять минут до подхода на пирс спустилась небольшая группа офицеров. И всё. Никаких машин, оркестров, а главное встречающих жен и детей (это потом выяснилось, что их держали за воротами зоны, не пропуская к причалам). Растерянно наблюдали мы, как на борт буквально "просыпались" офицеры штаба дивизии (с пистолетным снаряжением!), и, почти не останавливаясь, разбежались по отсекам корабля. По циркуляру прозвучала команда: «От мест не отходить! Оставаться на боевых постах! Выход наверх запрещен!» И кто после этого постарался бы убедить нас в том, что мы вернулись туда же, откуда пришли? Лишь сошествие в центральный пост начальника штаба позволило разобраться в ситуации. На флоте проводятся командно-штабные учения (вот почему на офицерах штаба снаряжение!), и сегодня в плане их проведения ожидается развертывание одной из подлодок дивизии в морской полигон на торпедную стрельбу. Как назло из наличествующих в базе кораблей решить эту задачу сегодня практически некому, вот разве что только пришедшему с боевой службы экипажу сие предложить… Вот это по-нашему, по-военно-морскому! Вот теперь мы ощутили себя дома стопроцентно: ах, как это привычно – почувствовать с самого прибытия заботу командования, а вы думали – в стране развал!
     Спустя час на причал пригласили томящихся в ожидании жен. Выход в полигон не состоялся. Вечером экипаж был дома.  

 

1 октября 1999 года.  

Капитан 2 ранга запаса И.И.ВИКТОРОВ. 

 

 

 

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.