Главная Самиздат Советская атомная субмарина К-27 ставит точку в монополии США

Советская атомная субмарина К-27 ставит точку в монополии США
          Автор: Мазуренко В.    05.02.2004 19:28          

 

Советская атомная субмарина К-27
ставит точку в монополии 6-го Флота США в Средиземном море

 

Славному экипажу апл К-27 Северного Флота, во главе с ее командиром Леоновым П.Ф. посвящается

 


Старший похода
Михайловский А.П.
-ныне полный адмирал,
Герой Союза.

      Весна 1965 г. Москва. Главный штаб Военно-морского Флота СССР.
      В кабинете главкома ВМФ находятся заместитель командующего Северным Флотом контр-адмирал Петелин А.И. и начальник штаба одной из дивизий атомных лодок в Западной Лице, капитан 1-го ранга Михайловский А.П.
      Оба - прославленные моряки-подводники, прибыли к Главкому после торжественного приема в Кремле по случаю их награждения Золотыми медалями Героев Советского Союза. Расспросив присутствующих об их впечатлениях, Сергей Георгиевич обращаясь к Петелину и Михайловскому сказал следующее: "Мне, уважаемые подводники, нет надобности объяснять Вам о том, какая сегодня политическая обстановка в мире.
      Создаваемый нашим государством атомный Флот не уступает Американскому.
      Наши атомные лодки сегодня успешно выполняют задачи в различных точках Мирового океана. И выполняют их успешно. Сужу по вашим Золотым Звездам Героев, которые вы недавно получили.
      К сожалению, нашим атомным Флотом пока не достаточно освоена боевая служба в Средиземном море. На сегодня еще ни одна из наших лодок там не была. Господствует 6-й Флот США, английские атомные субмарины.
      Принято решение начать и Военно-Морскому Флоту Советского Союза в противовес Флоту НАТО.создать в Средиземном море постоянно действующую группировку сил боевой службы. Нет возражений?"
      Петелин и Михайловский промолчали, только кивнув в знак согласия головой. Они понимали, что решение уже окончательно принято и Главком спрашивая о их согласии, делает это из уважения к ним.
      "Ну, вот и хорошо. Считаю, что командующего Северного Флота необходимо в пределах июня - сентября месяца следующего года направить в Средиземное море на одну из атомных подводных лодок. Товарищ Петелин, какие будут ваши предложения?".
      Поднявшись, Александр Иванович доложил Главкому, что сегодня выполнить приказ Главкома и Советского правительства, убыть на боевую службу в Средиземное море готовы каждая из атомных лодок, находившихся в составе Северного Флота.
      Поблагодарив Петелина, Горшков сообщил, что на днях у него состоялся разговор с наукой, в лице академиков Александрова и Лейпунского.
      "Так вот, они рекомендовали для похода в Средиземное море атомную подводную лодку "К-27" с ядерным реактором на жидкометаллическом теплоносителе.
      Этот корабль, как вы знаете, совершил поход без всплытия на поверхность в Южную Атлантику. И по их отзывам сам корабль и экипаж, которым командовал Гуляев Иван Иванович, отлично себя зарекомендовал.
      В настоящее время, как мне известно, лодка находится в Северодвинске, ее обслуживает второй экипаж, да и командир сменился. Опыта этот экипаж и сам командир океанского плавания не имеет. На это следует особо, командированию бригады, где находится постоянное место базирования "К-27", обратить внимание. Подготовку к выходу в поход "К-27" в Средиземное море поручено 11 дивизии. А вот старшим в походе назначить капитана 1 ранга Михайловского Аркадия Петровича"
, - повернувшись к нему, сказал Главком.
      "А вам, Александр Иванович, после прибытия к месту службы, передать мои указания командующему Северным Флотом Лобову. Подготовьте все по этому делу документы. Вопросы есть? Нет? Вы свободны, товарищи подводники. Успехов вам."
      Поблагодарив Главкома, адмирал Петелин и капитан 1 ранга Михайловский покинули кабинет.
      Так был решен вопрос о направлении впервые в Средиземное море атомной подводной лодки Военно-морского Флота Советского Союза. И чести этой удостоилась опытовая уникальная атомная подводная лодка Северного Флота "К-27" под командованием капитана 2 ранга Леонова Павла Федоровича.
      Этот второй поход "К-27", который в дальнейшем проложит путь остальным атомным субмаринам СССР в указанный район, поставит точку на монополию господства 6-го Флота США и атомных лодок НАТО в Средиземном море.
      А теперь, прежде чем рассказать об этом походе, мне бы хотелось вернуться на несколько месяцев назад, к тем событиям, которые происходили в жизни опытовой атомной лодки "К-27", до того как было принято решение направить ее в Средиземное море.
      Июнь 1964 г. Испытательный поход "К-27" в Атлантику подходил к концу. До родной базы - Гремиха, оставалось всего с пару десятков часов ходу. Завершение похода с нетерпением ждал весь экипаж. Ведь на берегу многих офицеров и мичманов ждали молодые жены и детишки. Ждали его и многие старшины и матросы, срок службы которых практически уже истек.
      За несколько часов до прихода в базу лодка в очередной раз всплыла под перископ на сеанс связи. И какое же было удивление командира корабля Гуляева Ивана Ивановича, когда он прочел полученную радиограмму.
      Она предписывала атомной подводное лодке, не заходя в Гремиху, слеовать в Северодвинск.
      Хотя радиограмма была секретной, через несколько минут ее содержание стало достоянием экипажа. Среди подводников наступило уныние. Всего несколько часов оставалось до встречи с родными, которых моряки не видели около двух месяцев, и вот, все это растаяло, отодвинулось еще на неизвестное время.
      Конечно, трудно сегодня, да и тогда понять чем руководствовался Главком ВМФ СССР, подписывая такую радиограмму. Но приказ, есть приказ. И все-таки, как говорят подводники, нет ситуаций, из которых нет выхода. Тем более, когда старшим похода был прославленный подводник, адмирал Георгий Никитич Холостяков. Прочитав нотацию морякам о том, что они не имеют право на уныние и падать духом, он предложил объявить конкурс на текст ответа Главкому, прочитав который Главком, возможно, даст добро на заход "К-27" в Гремиху, на сутки-двое.
      И вот текст был составлен. Он гласил: "Для обеспечения работ в Северодвинске, кораблю необходим заход в Гремиху на двое суток, чтобы забрать ЗИП. Командир корабля (подпись)." Подписывая данную радиограмму, Гуляев понимал чем он рискует, если в штабе Главкома разгадают эту хитрость. Но не разгадали. Ответ Главкома гласил: "Разрешаю кораблю зайти в Гремиху за Зипом на 48 часов. Главком ВМФ (подпись)".
      Радости экипажа не было предела.
      Через сутки атомоход был на родной базе. Экипаж встречал командующий Северным Флотом Лобов. В казарме был накрыт богатый стол. 48 часов пролетели мгновенно, и "К-27" отойдя от родного пирса, взяла курс на Северодвинск.




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.