Главная Самиздат Советская атомная субмарина К-27 ставит точку в монополии США - стр. 4

Советская атомная субмарина К-27 ставит точку в монополии США - стр. 4
          Автор: Мазуренко В.    05.02.2004 19:28          

      Не берусь в этом случае судить позицию старшего похода капитана 1 ранга Михайловского А.П., в будущем адмирала, замполита корабля Анисова А.А. Пусть, читатель сам даст этому происшествию свою оценку.
      Конечно, помимо пожаров, поломки механизмов, напряженного труда на грани человеческих возможностей были у личного состава за время похода и счастливые приятные минуты.
      Отметил свой 30-летний Юрий Васильевич Комов, капитан 3 ранга, командир дивизиона живучести и одновременно командир третьего отсека.
      Так же за время похода свои дни рождения отметили Домбровский Владислав - лейтенант, командир реакторного отсека; Иванов Валерий - лейтенант; Корбут Николай - КГДУ, командир БЧ-4-РТС; Гужеленко Анатолий - капитан 3 ранга. По этому случаю кок корабля готовил большой торт, выдавались 50 грамм - подводных и торжественно зачитывалось поздравление командира корабля, замполита и секретаря парторганизации по всем отсекам.
      А разве можно забыть пребывание офицеров, мичманов и матросов на борту крейсера "Михаил Кутузов". Август 1965 г. "К-27" прошла успешно, без приключений Мальту. Потом более суток через море Сифра, в заливе Большой Сирт для встречи с крейсером.
      9 августа в полтора десятка миль от побережья Африки атомная лодка всплыла. Недалеко стоял крейсер "Михаил Кутузов".
      После швартовки лодки к "Кутузову" на его борт поднялись старший похода капитан 1 ранга Михайловский А.П., командир лодки Леонов Л.Ф., офицеры, мичманы, старшины и матросы, свободные от вахты.
      Надводники очень радушно встретили подводников. Удивленные было друг другу подводники были поражены загаром и "фигурами" моряков-надводников, а те белизной тех, кто поднялся на палубу крейсера с лодки.
      Но, больше всего был поражен командир крейсера капитан 1 ранга Владимир Матвеевич Леоненков, когда он увидел отношения между офицерами, мичманами и матросами атомной лодки. Он не мог понять, как это может быть, чтобы офицер обращался к матросу по имени, а тот его называл по отчеству или по имени и отчеству. Ведь это грубое нарушение Устава.
      Потом, как вспоминали моряки "К-27", командир крейсера подошел к командиру лодки и поинтересовался, когда те покинут крейсер, ибо такими вот "панибратским" отношением друг с другом, подводники разлагают ему дисциплину на крейсере. Трудно, наверно, командиру крейсера было понять психологию моряков-подводников. Для этого надо было быть подводником.
      Конечно, "отдых" личного состава атомной подводной лодки "К-27" на палубе крейсера "Михаил Кутузов" в условиях автономного разведывательного похода (потом, спустя месяцы личный состав "К-27" будет награжден переходящим знаменем за то, что занял 1-е место по разведке среди атомных лодок ВМФ СССР) в Средиземное море - это был наглядный эксперимент. Как и весь поход.
      Показать 6-му Флоту США и силам НАТО, что в Средиземном море появился и впредь будет нести боевую службу атомный подводный Флот СССТ. Отдых на крейсере продолжался два дня. Командиры кораблей обменялись обедом и ужином. Моряки-черноморцы попавшие на борт атомной субмарины, были удивлены теми блюдами, которые употребляют подводники, той температурой в отсеках.
      Но всему хорошему приходит конец. 11 августа в 4 часа утра атомная подводная лодка отошла от крейсера.
      Перед командиром лодки стояла задача уйти незаметно от наблюдающей авиации 6-го Флота США, которая практически непрерывно вела наблюдения за лодкой и кораблем.
      Было решено погрузиться и под шумы крейсера, которые должны замаскировать шумы лодки - резко свернуть от курса с одновременным погружением на глубину 240 метров.
      Этот маневр удался, и "К-27" продолжила свой поход в Левантийское море, где ее экипаж будет заниматься поиском подводных лодок около 10 суток.
      В отсеках, после "отдыха" на палубе крейсера, жизнь вошла в свое русло. В третьем отсеке, заместитель командира по политчасти капитан 2 ранга Анисов Владимир Владимирович проверяет и делает замечания по выпускаемым в отсеках "Боевых листков" (читатель может ознакомиться с некоторыми из них). Он составляет очередной план соцсоревнований по отсекам, сменам.
      Вот о чем-то разговаривает мичман Голубков Александр со своими электриками на их посту в 5-ом отсеке. Мичман Головко Николай решил пройти по отсекам и проверить работу своих трюмных. Надо отметить, учить и потом спрашивать со своих подчиненных он может. Его ребята досконально с закрытыми глазами знали свою специальность.
      Сидя в переносной перегородке с 5-м отсеком о чем-то мирно "спорят" Домбровский и Раин. На Пульте управления в 7-ом отсеке несут службу молодые офицеры Самарин Иван, Попельнух Григорий, Надточий Валерий, Резник Владимир. Пока к ним, со стороны командира претензий нет.
      Благодаря умению, опыту и профессионализму старшин Боровика Николая, Астанкова Александра, Лысенко Михаила, Димуры Анатолия, Чернышука Анатолия, Сманцера Николая, Рязанцева Алексея, Ивченко Ивана и мн. других агрегаты и механизмы атомной лодки работали без сбоя.
      Пусть меня простят те мои сослуживцы, фамилии которых я возможно упустил. Все они будут названы в Книге-Памяти, посвященной экипажу "К-27", которая в ближайшее время будет издана.
      Итак, атомная подводная лодка завершала свой длительный поход в Средиземное море. Почти 60 суток напряженного труда. Но те задачи, которые поставило командование перед экипажем "К-27" были выполнены.
      Конечно, подводники знают, как медленно тянутся последние дни перед приходом в родную базу. Дни кажутся месяцами. Усталость все больше и больше давит на организм. Главное - это благополучно прийти в родную базу, увидеть родные лица. Поход завершается. Вот только, снова, как и в первом походе, пока командир корабля и старший похода не знает, куда возвращаться. То ли в Гремиху, где постоянное место базирования лодки, где находится штаб 11 дивизии, и проживают семьи моряков, или в Западную Лицу, откуда атомоход вышел в свой поход?
      Через несколько часов прояснилось - атомной лодке "К-27" приказано прибыть в Западную Лицу. После расчета сообщили командованию, что прибытие "К-27" планируется 13 сентября, после полудня. Капитан 2 ранга Леонов Павел Федорович, после 60-суточного боевого дежурства пришвартовал свой корабль с экипажем к одному из пирсов Западной Лицы. Позади пожары, операция Ганжы, которому майор Ефремов Борис удалил аппендицит, успешная атака на американский авианосец, отдых на крейсере "Михаил Кутузов", устранения серьезной поломки в четвертом отсеке, успешно собранные разведанные данные о предполагаемом противнике - все это уже позади.
      Завершая свой рассказ о походе атомной подводной лодки "К-27" в Средиземное море, хочу отметить, что радость возвращения в базу снова как и после первого испытательного плавания, был омрачен. Экипаж по прибытию в Западную Лицу никто не встречал.
      Как пишет Аркадий Петрович Михайловский в своих мемуарах, их по-видимому не ждали. Встречу организовала только дежурная часть, которая приняла от моряков лодки - швартовые концы. Думаю, что когда спустя десятилетия, уважаемый адмирал писал эти строки, он немного лукавил. Не могли в Западной Лице не знать о приходе атомной лодки с 60-суточного похода.
      Думаю, знали о том, когда и в какое время придет "К-27" в Западную Лицу. Но пусть это останется на совести тех, кто тогда в далеком сентябре 1965 г. не удосужился встретить корабль и поблагодарить подводников за их тяжелый труд в походе.
      Через несколько минут появился начальник штаба флотилии капитан 1 ранга В.Кичев, и то, чтобы пробормотать о каких-то секретных документах, сообщить, что Рензаев Н.Ф. командир флотилии получил контр-адмирала и восвояси убраться с пирса.
      Видя такое отношение со стороны командования Флотилии Западной Лицы к экипажу атомной лодки "К-27", старший похода капитан 1 ранга, Герой Советского Союза Михайловский Аркадий Петрович, приказал Леонову построить на причале тех моряков, которые были свободны от вахты, и лично поблагодарить их и всех остальных подводников с успешным завершением похода в Средиземное море. Он выразил уверенность, что по прибытию в родную базу Гремиху, экипаж ожидает торжественная встреча и традиционный поросенок. Вот только зачем было атомной лодке "К-27" дано указание следовать в Западную Лицу? Чтобы вот так встретить ее там?
      Через пару дней "К-27", разгрузив оружие, тихо, безо всякого шума ушла в свою Гремиху.
      Самое интересное, как потом вспоминает адмирал Михайловский А.П., он с удивлением обнаружил, что никто с него не требует отчета о первом в истории Флота СССР походе атомной лодки в Средиземное море, но даже не интересуется личными впечатлениям и обстоятельствами плавания! Почему это произошло? Думаю, что те, кто тогда стоял у командования дивизии, флотилии в Западной лице - думали о том, какая их ждет награда после того, как будет совершен группой атомных подводных лодок поход вокруг Земного шара. Флотилия готовилась к этому серьезному мероприятию. Лампасы, звездочки, Золотые Звезды Героев, должности и тому прочее, наверно в первую очередь волновало командиров дивизии и Флотилии. Им было не до уникальной атомной подводной лодки "К-27" и ее экипажа. Только так можно расценить такое хамское отношение к экипажу, совершивший свой первый поход в Средиземное море, давший науке много ценного, и не только науке, но и государству.
      Да, по прибытию в Гремиху было все. Торжественная встреча, лица жен, детей. Традиционный поросенок. Экипаж встречал так первый командир Гуляев И.И. Вот только осадок в душах моряков-подводников после захода в Западную Лицу и от той встречи остался. На годы, навсегда.
      Пробыв немного в Гремихе, атомоход убыл в г.Северодвинск, на завод, где он родился. Убыл, чтобы пройти капитальный ремонт, поменять активную зону в реакторах и готовиться в свой третий поход. Чтобы выполнять пожелания вице-адмирала Холостякова Г.Н., который после первого испытательного похода в Атлантику записал в отчете: "К-27" после ремонта и устранения выявленных недостатков в работе агрегатов и механизмов, может совершить 70-суточный поход вокруг земного шара без всплытия".
      Пройдет еще несколько месяцев и в марте 1966 года выйдет долгожданный указ о присвоении звания Героя Советского Союза первому командиру АПЛ "К-27" Гуляеву Ивану Ивановичу. Орденом Ленина будет награжден второй командир корабля Леонов Павел Федорович. Орденами Красного Знамени будут награждены старпом лодки Умрихин Геннадий, командир БЧ-5 Иванов Алексей, замполит Анисов Владимир, один из старшин спецтрюмных, к сожалению, не помню его фамилию. Остальные офицеры, мичманы, старшины, матросы были отмечены орденами Красной Звезды, медалью Ушакова, "За боевые заслуги" и "За отвагу".
      Всего экипажу атомной подводной лодки "К-27" за два ее уникальных похода в 1964 и 1965 годах было вручено 6 орденов Ленина, 15 орденов Красного Знамени, 25 орденов Красной Звезды, 10 медалей за боевые заслуги, 67 медалей Ушакова. Заслуженные боевые награды получены моряками-подводниками атомной подводной лодки "К-27" в мирное время.
      В этом году исполнилось 40 лет как "К-27" совершила свой поход в Атлантику. В 2005 году - для подводников, служивших на "К-27" снова год будет юбилейный. 40 лет похода в Средиземное море. Проходят годы, десятилетия, уходят из жизни те, кто служил когда-то на уникальной подводной лодке "К-27" с реактором на жидкометаллическом теплоносителе.
      Хочется верить, что память о тех, кто отдал годы службы на Флоте, кто служил на атомной лодке "К-27" останется на века. Светлая память всем ушедшим морякам-подводникам АПЛ "К-27" и честь и уважение ныне живущим в различных городах, поселках нашей когда-то Великой Родины, которую мы сообща защищали.

 

Вячеслав Мазуренко
подводник АПЛ К-27

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.