Главная Самиздат Пятьдесят один день под водой.

Пятьдесят один день под водой.
          Автор: Мазуренко В.    09.11.2004 18:01          

 

Посвящается морякам-подводникам, служившим на АПЛ К-27

 

      Сегодня мало кто помнит о том походе, ведь с тех пор прошло уже сорок лет. Всего через 19 лет после окончания Великой Отечественной войны, через три года после первого полёта человека в космос, советский корабль совершил уникальный подводный поход. Он длился больше пятидесяти одного дня, и за это время корабль ни разу не всплывал на поверхность. Это был абсолютный рекорд подводного плавания. И установил его уникальный корабль К-27 под командованием капитана 2-го ранга, испытателя подлодок Ивана Ивановича Гуляева.
      Но поразителен не только сам поход. Поразителен был и сам корабль, его совершивший. На нём был установлен не знающий аналогов реактор с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ).
      Идея такого плавания вынашивалась с момента подписания акта о приеме К-27 в состав ВМФ Советского Союза. Эту идею поддержал, а потом всячески отстаивал вице-адмирал Георгий Никитич Холостяков, прославленный флотоводец времен Великой Отечественной войны. Он был Председателем государственной комиссии по приемке корабля. Он стал и руководителем того исторического похода в Атлантику.
      Надо сказать, что Григорию Никитичу в то время было уже почти шестьдесят лет. Но возраст не помешал ему выйти в море. И он, и экипаж блестяще справились с заданием государственной важности. Маршрут плавания неоднократно изменялся - исходя из политической и военной обстановки в мире командование ВМФ постоянно вносило необходимые изменения. Главной задачей похода были научные цели. С учетом этого надо было выбрать район, где можно было проводить проверки главной энергетической установки (ГЭУ), других систем и механизмов на различных глубинах и режимах, учитывая температуру забортной воды и гидрологию. Все понимали, что от успешного выполнения задания, зависела не только судьба нового ядерного реактора. После этого похода в Центральную Атлантику на боевую службу должны были пойти другие атомные подводные лодки. Этим и определялись задачи, поставленные перед экипажем. Вот только основные из них:

- Наблюдение за обстановкой в районах плавания;
- Сбор информации о подводных и надводных кораблях вероятного противника;
- Проверка надежности радионавигационных приборов;
- Отработка скрытного слежения за обнаруженными надводными и подводными кораблями;
- Совершенствование действий экипажа по выполнению безперископных торпедных атак и атак по данным зрительного наблюдения;
- Определение наиболее благоприятного времени суток для радиоприема (в зависимости от районов плавания);
- Совершенствование борьбы за живучесть корабля в простых и сложных условиях
- Обеспечение полной радиационной безопасности экипажа.
- Всесторонняя проверка ГЭУ и в целом всего корабля на предмет их надежности.

      Можно еще и еще перечислять, то с чем пришлось столкнутся кораблю в этом длительном походе.
      Все поставленные задачи экипаж успешно выполнил. Все трудности, связанные с испытанием новой техники, были преодолены.
      Двадцать второго апреля 1964-го года атомная лодка К-27 вышла на исходную точку маршрута. Моряки решили созвать специальный… "пленум". Прошу не путать с пленумами ЦК КПСС. В отличие от партийных, этот пленум не обсуждал общих вопросов. Его задачей было решение вопросов, которые возникали или могли возникнуть в походе. В состав "пленума" вошли Г. Н. Холостяков, И. Д. Дорофеев , замполит лодки капитан 2-го ранга М. А. Петухов, командир БЧ-5 капитан 3-го ранга В.Э. Соколовский, и другие представители флотских управлений, приемки, которые находились в то время на корабле. Сегодня подобный способ решения задач, и особенно, название может вызвать улыбку. Но тот "пленум", который созвали моряки во время похода и те вопросы, которые он решал, принципиально отличались от пустозвонных решений ЦК КПСС.
      "Пленум" постановил: обратиться к командованию с просьбой продлить срок плавания до 50-ти суток, ведь изначально поход К-27 был рассчитан на 40 суток. После настойчивости вице-адмирала Холостякова (при полной поддержке экипажа), плавание было продлено.
      17 мая 1964г. корабль достиг экваториальных вод (широты 10град.). Здесь начались двухдневные испытания новой техники в необычно тёплых для наших кораблей водах. Экипаж на пределе человеческих возможностей испытывал ядерные реакторы. Температура в отсеках поднялась до 60-70 градусов, влажность до 100 процентов. Только погружаясь на глубины, близкие к предельным, удавалось немного "остудить" корабль. Реакторы "гоняли" на средних и полных ходах. Испытание прошло успешно. И все-таки, просьбу экипажа "сверху" выполнили не полностью. Командиру корабля не разрешили пересечь экватор. Видимо, большой веры в уникальный корабль у высокого начальства не было. По воспоминаниям участников того похода (В.Н. Милованов, А.И. Гужеленко, Г.А. Фытов и др.) завистников и недоброжелателей у К-27 было достаточно. Как и противников проекта 645 и реактора на ЖМТ вообще. Но, несмотря ни на что, в том походе было много "Впервые" в истории советского, да и мирового подводного Флота. Вот только некоторые рекорды:
      - Впервые было пройдено без остановки 1000 миль под водой, затем - 5000 миль, 10000…
      - Впервые для движения корабля использовались уникальные ядерные реакторы, отношение к которым было на флоте, мягко говоря, неоднозначным. В этом походе они показали себя с самой лучшей стороны.
      - Впервые в мире лёгкий корпус и балластные цистерны были выполнены из маломагнитной стали.
"Звездой флота" тогда был первенец нашего атомного флота К-3 "Ленинский комсомол". Горячо обсуждался её поход на Северный полюс. А К-27 оказалась Золушкой флота. Видимо, не последнюю роль в принижении роли К-27 сыграло то, что уникальный атомоход не входил в состав ни одной дивизии или флотилии Северного Флота. Даже место для стоянки корабля не было надлежащим образом оборудовано, хотя для ЖМТ необходима постоянная подача перегретого пара на борт. Соответственно, подобное отношение было и со стороны тех командиров дивизий и флотилий. Только в 1965 году, после двух боевых походов опытовая, уникальная атомная подводная лодка К-27 официально была зачислена в одну из флотилий Северного Флота…
      Но, вернёмся к походу. 4 июня экипаж, далеко от родных берегов отметил 42-ю годовщину своего командира Иван Ивановича Гуляева. Кок, старшина 1-й статьи Вара, приготовил праздничный торт. Это был настоящий праздник для всего экипажа! Иван Иванович пользовался среди подводников лодки большим авторитетом. Его уважали и любили все, несмотря на строгость и жесткую требовательность к исполнению своих обязанностей.




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.