Главная Самиздат Пятьдесят один день под водой. - стр. 2

Пятьдесят один день под водой. - стр. 2
          Автор: Мазуренко В.    09.11.2004 18:01          


      Приведу один из примеров, который характеризует И. И. Гуляева. Старпомом на К-27 был Николай Дмитриевич Окованцев. Отношения командира и старпома сложились далеко не сразу. Командира не устраивала некоторая леность старпома и какая-то не понятная ему самоуверенность. Гуляев привык, что его замечания обычно воспринимаются подчиненными с пониманием, и ругать ему никого не приходилось. А вот старший помощник воспринимал рекомендации своего командира иначе. Вскоре у Окованцева и Гуляева состоялся серьёзный разговор. И снова никаких выводов старпом не сделал. После неоднократных разговоров, собеседований, Окованцев подал Гуляеву рапорт о переводе на другую лодку. Командир внимательно прочитал рапорт и сказал, что готов этот рапорт подписать. Но не считает перевод выходом из положения. "Если вы хотите стать командиром, то надо добросовестно выполнять свои функции", - сказал тогда Гуляев. Через несколько дней старпом подошел к Гуляеву, попросил у него извинения, и сказал, если тот не возражает он будет продолжать службу на К-27. Иван Иванович пожелал ему успехов.
      А уже в походе Н.Д. Окованцев пользовался полным доверием командира, нес полноправно командирскую вахту. В дальнейшем он окончил Военно-морскую академию
      Далеко не все дни, проведенные в походе были спокойными. Экипажу пришлось пережить и серьёзные испытания. За несколько дней до возвращения корабля в родную базу произошел заброс сплава в систему правого борта, начали образовываться "пробки". До аварии было сильно ближе, чем до родных берегов. Тогда решили разрезать газовую систему в местах образование "пробок" и начать их шомполить. Выполнить эту сложную задачу было поручено командиру 1-го дивизиона БЧ-5 Александру Васильевичу Шпакову. Конечно, был большой риск облучения. Но тогда все, как говорят, обошлось. Шпаков сделал свою работу. Командование, ученные, которые находились на корабле могли облегченно вздохнуть. В памяти еще свежа была трагедия, случившаяся на К-19, которую среди подводников мрачно называли "Хиросима".
      Только мужество А.В. Шпакова государство так и не оценило. Его обошли наградой, хотя, конечно, рисковал жизнью и здоровьем Александр Васильевич не для ордена или медали. Он просто выполнял свою работу, как и все остальные моряки в том походе. Исправил несправедливость командир корабля. На встрече, посвящённой тридцатилетию спуска К-27 на воду в присутствии собравшихся бывших членов экипажа, Иван Иванович Гуляев снял со свой груди боевой орден Красной Звезды и вручил его Александру Васильевичу Шпакову. И хотя юридической силы эта награда не имеет, она дороже многих орденов. Сам Шпаков, ныне капитан 1-го ранга, считает самой дорогой. Ибо это память о его командире, с которым ему пришлось служить, и пройти все сложности того похода.
      Плохое, тяжелое забывается. А вот приятные моменты подводники хорошо помнят, их было достаточно в том незабываемой автономке. Интересные и смешные.
      На корабле служил молодой капитан-лейтенант, командир 3-го дивизиона БЧ-5 Юрий Михайлович Сорокин. Однажды, матросы его отсека "в подарок" преподнесли миску… красной икры. На вопрос, почему они отдали ему такой деликатес, ответили, что им больше по душе… икра "заморская", кабачковая. Ну, а Сорокину совместно с капитаном медслужбы Борисом Ефремовым пришлось провести "показательные занятия" - как надо употреблять такой деликатес! Намазывая хлеб маслом, а потом икрой, они говорили: "Ребята, вот как надо есть а, вы все ложками…". А разве забудешь историю, которая случилась с коком В. А. Варой? На Пасху он покрасил яйца, используя шелуху от лука. Реакция политработников, присутствующих на лодке, была сами понимаете какая! Особенно "отличился" представитель политуправления ВМФ. Пришлось командиру, да и Холостякову выручать своего кока, из той комичной ситуации, в которую он попал. Сегодня это выглядит смешно, а в 1964-м поступок Вары мог закончится для командира и замполита серьёзной нервотрепкой. Но все обошлось. Представителю политуправления пришлось объяснить, что таким способом на Флоте, в море сохраняют куриные яйца. Поверил! Вопросов больше не задавал. А вот кок, после этого на завтрак стал готовить яичницу, хотя до этого яйца варил.
      Длительный поход, нахождение в замкнутом пространстве, ограничение движений накладывали свой отпечаток на фигурах моряков. Не способствовало сохранению изящной фигуры и меню. Заботу о физической закалке подводников проявляли в море старпом Окованцев и доктор Ефремов. Придумывали различные соревнования, конечно в тех объемах, которые позволял отсек корабля. Очень популярным стало приседание на одной ноге. Рекордсменом в этом деле был комдив 3-го дивизиона Ю.М Сорокин, весивший около центнера. Но всех удивил доктор, Борис Иванович Ефремов. Низкорослый, и на вид-то не очень крупный, он посадил на плечи тяжеловесного Сорокина, и присел 10 раз!
      Не верится, что прошло уже сорок лет. Многих членов "гуляевского" экипажа нет в живых. Ушел из жизни и сам командир корабля, Герой Советского Союза Иван Иванович Гуляев, трагически погиб Георгий Никитич Холостяков, который до конца своих дней поддерживал отношения с командиром и многими членами экипажа, всегда приходил им на выручку. Нет и Бориса Ивановича Ефремова, крепыша, и доктора корабля, одного из первых офицеров, прибывших на строящуюся К-27. Ушел из жизни и первый механик О.Л. Нагорский…
      Пусть эти эпизоды первого похода К-27 станут достоянием многих, напомнят первым советским подводникам-атомникам о событиях тех лет. Ну, а молодежи - лучше понять моряков первых атомных лодок. Это сейчас спустя десятилетия, кажется все легко. Но не зря тот поход, который совершила уникальная атомная подводная лодка К-27 в Атлантику, называли испытательным! Не так уж редко за опыт приходится платить жизнью.
      Приведу еще не которые моменты, с которыми столкнулись подводники К-27 во время первого похода. Тем более что многое из происходившего 40 лет назад, актуально для атомного флота и сегодня. Самое страшное на подводном корабле это пожар. Еще после ходовых испытаний моряки находили в электрических станциях забытые во время монтажа гаечные ключи и другие инструменты. Но нашли, конечно, далеко не всё. Один из забытых ключей во время дифферента накоротко замкнул цепь работающего в 5-ом отсеке мощного (300 кВт) электрокомпрессора. Возник пожар, отсек наполнился дымом. И только благодаря грамотным действиям, трюмного, старшины 1-й статьи В.А. Баранова удалось избежать беды и тяжелых последствий. При плавании в теплых широтах давала сбой холодильная машина. Неоднократно срабатывала аварийная защита левого борта. Моряки быстро нашли выход из создавшейся ситуации. После прибытия в базу, заводчанам, конструкторам корабля работы хватило надолго.
      11 июня 1964 командир получил радиограмму от Главкома ВМФ Советского Союза: "Холостякову, Гуляеву. Поздравляю вас, личный состав ПЛ и всех участников похода с успешным окончанием плавания в экваториальную часть Атлантики. Ваша работа, результаты плавания являются важной вехой для дальнейшего совершенствования подводного атомного судостроения. Горшков".
      До прибытия в базу К-27 произвела торпедные стрельбы, с оценкой "Отлично", и только после этого, уже 12 июня 1964 года всплыла в родных водах. Под водой было пройдено около 13 000 миль. Рекорд подводного плавания установлен! Конечно, рекорд давно побит. Но первый корабль, совершивший такой поход, это АПЛ К-27, единственный корабль проекта проект 645.

 

      При написании статьи были использованы воспоминания капитанов 1-го рангов Гуляева И. И, Гужеленко А. И, Милованова В. Н. , Фытова Г. А, Ходякова В. Г. и др.

 

Вячеслав Мазуренко
член экипажа АПЛ К-27

 




 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.