На грани
          Автор: Яковлев А.    12.03.2003 22:24          

НА ГРАНИ

 

 

 

     Мы продолжаем публикацию воспоминаний военнослужащих, действующих и в отставке, которые посвящены славной дате: 70 - летию Северного флота. Сегодня одной из историй своей службы с нами поделился капитан 2 ранга запаса П. Левицкий.

 

 

     В середине 80-х годов Павел Антонович проходил службу в дивизии подводных лодок на ПЛА К-52, базировавшейся в нашем гарнизоне. Зимой 1985 года военные моряки сдали все задачи и были готовы к новым свершениям. На тот -омент дивизии ПЛА надо было закрыть годовой план боевой подготовки. Выполнять эту боевую задачу предстояло экипажу ПЛА К-11, который не был готов к выполнению такого рода мероприятия, т.к. недавно прибыл в базу после межпоходового ремонта. Требовалось определенное время, чтобы сдать курсовые задачи и должным образом под-готовиться к дальнему походу.
     Дабы не терять драгоценное время, вышестоя-щее командование приняло решение: лучший экипаж К-52 должен принять подлодку К-11. Срок был поставлен поистине сталинский - три дня. За это время подводники поменялись атомоходами, каждый принял свое заведование, и вскоре К-11 взяла курс в открытое море, все дальше и дальше удаляясь от родных причалов Гремихи. Возглавил поход капитан 1 ранга В.Афонин, командиром БЧ-5 был капитал 2 ранга А.Фадеев, командиром ДД - капитан .3 ранга В.Волобуев, командиром ЭТД - капитан 3 ранга А.Юрьев и командиром ДЖ - капитан 3 ранга П.Левицкий.
     Жизнь в отсеках корабля текла своим, по-походному размеренным, графиком. Незабываемо отметили приход нового 1986 года. Командование разрешило выпить по 50 граммов шампанского всему личному составу, был приготовлен богатый праздничный ужин, хотя, в обшем-то, весь поход подводников кормили, как говорится, «от пуза». Боцман блестяще исполнил роль Деда Мороза. Прошел хороший концерт художественной самодеятельности, в отсеках звучали песни Барыкина, Мартынова, прочих знаменитостей того времени. Замполит приготовил всем морякам потрясающий сюрприз: каждому подводнику он вручил письмо и подарок от близкого ему человека. Естественно, об этом замполит побеспокоился заранее, перед началом похода, и все были до глубины души тронуты этим вниманием со стороны командования. Свободные от вахты с удовольствием смотрели фильмы: «Самогонщики», «Операция «Ы», «Белое солнце пустыни», «Карнавальная ночь» и т.д..
     Дальний поход близился к завершению, но, как показывает практика, большинство неприятностей происходят именно в это время. Неожиданно «выпал сигнал кормовой холодильной установки:«Предельное солесодержание рабочей воды». В этой ситуации командиром было принято решение о выводе кормовой холодильной установки и вводе носовой аналогичной установки. При этом подводники сразу предприняли усилия по определению источника поступления соли в рабочий контур холодильной машины. Сделать это было очень сложно, т.к. соль поступала в рабочий контур лавинообразно. Создалось впечатление, что в холодильной машине чистая забортная вода. Были приняты меры технического характера, но желаемых результатов они не дали. Пока разбирались с кормовой холодилкой. аналогичная ситуация произош ла и с носовой. Подводники крепко задумались, особенно сильно - механики: пароход без кондиши, спрос с них. . . И надо же очередной беде случиться: «соль второго контура» главной энер гетической установки левого борта, а это уже не просто беда, а сплошное БИДЕ!. ГЭУ левого борта необходимо выводить, всю нагрузку принимать на правый борт. Всплывать нельзя: мы на боевом задании. Выводить установку в подводном . положении - не каждому экипажу по плету. Радировать на Большую Землю, что у нас «АЛЯРМ» -смерти подобно: размажут по переборкам и закрасят суриком. Американец в такой ситуации всплыл бы, по не Советский подводник!. Всплыли на безопасную глубину 40 метров. Всю нагрузку приняли на правый борт. Установку левого борта вывели на минимально контролируемый уровень мощ ности. Техническое недоразумение прошлого века -испаритель двухкорпусной ИВС-ЗЛ - запустили на всю возможную его производительность, чтобы непрерывно пополнять запасы питательной воды для отмывки второго контура установки левого борта. С момента возникновения техногенных неприятностей прошло чуть более суток. Причину установить не удалось. Личный состав БЧ-5 практически не отдыхал, люди потихоньку стали выпадать из общего строя борющихся за живучесть установки, да и не мудрено: температура в энергетических отсеках под 60 градусов. Штурмана на всякий случай посчитали: сколько мы можем пройти под дизелями, если не справимся? Получилось 500 миль. Маловато будет. Забрезжила участь подводной лодки К - 1. В очень похожей ситуации экипаж этой лодки не справился с происшедшим, всплыл в надводное положение, сколь ко мог, шел под дизелями. Потом подошли наши буксиры и за «ноздрю», на виду у всего злорадно усмехающегося империалистического мира, в течение полутора месяцев буксировали ПЛА к месту постоянного базирования. Перспектива надо сказать, мрачная и нас она никак не устраивала. Проходит трое сучок. Все «в мыле», а положение все ухудшается: соль полезла и на правый борт. Корма принимает самостоятельное решение, во главе с механиком, конечно: отключить электронные приборы контроля солесодержания, чтобы не сработала аварийная защита правого борта, для обеспечения корабля энергией, теплом и водой. Контроль за солесодержанием второго контура установки правого борта осуществлять лабора торным методом через каждые полчаса.
     Пошли четвертые сутки, оптимизм, как это ни печально, испарялся, как пот с обнаженных тел вахтенных маневристов турбинного отсека. На вопрос командира: «Мех, что будем делать?» - мех только пожимал плечами. Ответить было нечего И тут в кают-компанию осторожно вошел старшина команды турбинистов, уважаемый и «обросший ракушками» мичман В. Салдин, и очень вежливо просит разрешения доложить, о том, что он нашел причину поступления забортной воды в рабочие контуры ГЭУ, только надо еще раз перепроверить. Радостно повизгивая - не до завтрака - механическая братия во главе с механиком устремляется в 6-й отсек. Оказалось, был открыт клапан: (в шестом отсеке) подачи конденсата от испарительной установки на вспомогательный эжектор главного конденсатора ППУ левого борта. При работе ИВС-ЗЛ клапан должен быть горячим, а он оказался холодным. Когда подводники отдали штуцер подвода трубопровода к клапану, оттуда хлынула забортная вода. Вскоре моряки разобрались, что во время ремонта в заводе испарителя н системы воды на хознужды, произошла перетрассировка трубопроводов этих систем. Исправив ошибку рабочих, подводники промыли установку левого борта и, по-большому счету, спасли ее.
     По прибытии в базу было проведено серьезное расследование обстоятельств, которое затем и подтвердило, что непростительную ошибку, чуть было не ставшую роковой, действительно допустили рабочие завода, перепутав трассы трубопроводов. И тот факт, что подводники смогли не только определить такую сложную в обнаружении неисправность, но и устранить ее в экстремальных походных условиях, подтверждает действительно высочайший уровень профессионализма и опытности сплоченного экипажа К-52.
Вот так халатность рабочих, халатность моряков экипажа К-11, принявших с завода корабль с неисправностью, чуть было не привели к трагедии.
     Командование объединения по достоинству оценило профессионализм и героизм подводников. Многие из них были награждены за смелые и решительные действия в критический для кора6ля момент. Начальник злекгромеханической службы капитан 1 ранга В.Шапошников в восхищении пожал рукy каждому моряку, выражая им благодарность за настоящие мужские качества.

 

Записал А.ЯКОВЛЕВ

 

 

"Знамя Родины"
№ 5 (6365) от 12 марта 2003 год.

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.