Главная Знамя Родины Заложники директивы

Заложники директивы
          Автор: Яковлев А.    19.06.1992 13:32          

ЗАЛОЖНИКИ ДИРЕКТИВЫ

 

      «Последний из могикан», «Прокаженный», «Зубная боль», «Внештатный дисбат»... Все эти эпитеты, не имеющие на первый взгляд ничего общего, объединил, вобрал в себя один и тот же, боевой в недавнем прошлом, корабль. За что, за какие такие «заслуги» удостоен он неласковых, прямо скажем, ярлыков?

 

     Когда-то СКР проекта 50 («Кугуар», «Барс», «Куница» и др.) считались одними из лучших : мощное вооружение, прекрасные ходовые качества, высокая живучесть. Но шло время, корабли этой серии старели, один за другим их стали списывать на металлолом. Вскоре «вживых» остался лишь тот, о котором, собственно, и пойдет речь - «последний из могикан».
     О жизни его можно написать целую книгу. Достаточно сказать, что экипаж корабля дважды в полном составе награждался правительственными наградами, неоднократно завоевывал призы ГК ВМФ, участвовал в съемках известных кинокартин «Жил отважный капитан» и «Торпедоносцы». Почетными гостями на нем побывали командующий флотом, академик М. Келдыш, артистка Л. Гурченко, многие другие знаменитости.
     Но с годами его судьба складывалась драматично: выслуживший сверх всяких сроков (вместо двадцати пяти - тридцать пять лет!), как парализованный старик, тяжким бременем стал он и для экипажа, и для всего соединения.
     Вся эта история когда-нибудь, видимо, все-таки закончится, но экипаж наверняка будет вспоминать ее еще долгое время как страшное наваждение. И есть отчего. Моряки вот уже два года, по сути, являются заложниками одной московской директивы. ...
     Еще будучи приписанным к Североморску Североморску, СКР в 1989 году прошел свой средний ремонт. Даже по ценам того времени ремонт обошелся недешево - в семизначную цифру. Виден был и результат - корабль бодро, как новенький, резал волну, экипаж настроился продолжать боевую службу. И даже после внезапного прикомандирования к отдаленному гарнизону - как объяснили тогда, на два месяца - моряки не сильно огорчились, решили потерпеть.
     Не тут-то было. К великому удивлению офицеров экипажа вдруг выяснилось, что где-то в вышестоящих штабах задним числом был оформлен акт комиссии (которой, кстати, на корабле никто не видел), что СКР к эксплуатации «непригоден», а все механизмы, за исключением котлов, - нерабочие!..
     Вывод комиссии - «невидимки» был краток и строг, как приговор: корабль способен служить лишь в качестве резервного отопителя при выполнении потенциально - опасных работ. Тут же состоялся и приказ командующего СФ о переводе СКР в корабль-отопитель. Оставалось только подкрепить его соответствующей штатно-должностной директивой из Москвы (штат отопителя - 15 матросов да 1 офицер), Но...
     Похоже, именно эта директива и явилась камнем преткновения, ибо ее до сих пор нет. По одним документам корабль числится как СКР резерва, а по другим - как отопитель. В итоге, на СКР, фактически выполняющем функции отопителя, продолжают служить около десяти офицеров и более ста матросов. Одно только денежное содержание экипажа обходится государству в пятизначную цифру ежемесячно, Добавим к этому продукты, береговое электропитание, постоянную работу вспомогательного котла, для поддержания тепла в кубриках. А что на выходе? Ноль!
     Опыт офицеров, не имеющих возможности применять свои знания на практике, постепенно деградирует, СКР превратился в плавучий «отстойник», в который со всего гарнизона собираются такие матросы, которых не смогли выдержать ни в одной части. От такого личного состава можно ожидать чего угодно. Для офицеров СКР служба превратилась в сплошные административные разбирательства по фактам «годковщины», «беглецов», воровства, промотания имущества, пьянства, наркомании. Личный состав выделяется в основном лишь на хозяйственные работы.
     Экипаж живет в крайне тяжелых, противоречащих всякой гигиене, бытовых условиях. За примерами далеко ходить не приходится - под шестью «сосками» душевой умудряются мыться более ста человек, в туалет - постоянная очередь, спят матросы даже на боевых постах.
     Бытовые страсти, теснота Достигли своего предела с приходом на корабль еще одного экипажа, который формируется для находящегося в постройке нового корабля. Вследствие этого на СКР прибавилось еще пятьдесят человек. Командование бригады и радо бы облегчить участь «горемыки-отопителя», но - это не его уровень. Поступил приказ о формировании на базе соединения экипажа будущего корабля, но не в сопках же его формировать. А другие корабли соединения слишком малы для такой цели.
     На проблемы корабля буквально стараются закрывать глаза. Вспоминают лишь в двух случаях - когда с него приходит известие об очередном ЧП или если надо использовать его в очередной раз как «палочку-выручалочку» при потенциально-опасных работах.
     Из-за своего неопределенного положения офицеры здесь находятся в полном бесправии. Дело в том, что люди, работающие в потенциально-опасной зоне, имеют ряд льгот: пайки, прибавки к отпуску... А экипаж корабля-отопителя, обеспечивающий эти работы, вроде как и ни при чем. В прошлом году экипаж был. на потенциально-опасных работах в общей сложности двенадцать месяцев, и что же? Никому не было заплачено за ОУС, не были выданы доппайки, не говоря уже об элементарном медицинском обследовании. Надбавку к денежному содержанию, после подорожания в апреле 1991 года, офицеры получили лишь в июне, а прихода новой сетки окладов, после повышения в октябре, ждут до сих пор!
     Офицеры уже сетуют: за что же на них свалились такие незаслуженные страдания. Стоит обратить внимание и на их личную жизнь. Многие в течение последних пяти лет видят семьи только в отпуске. Семьи на грани развала. Жены не раз обращались к командованию самых разных уровней, но ответ был один и тот же: потерпите, должна прийти директива из Москвы. Часть офицеров уже успели окончательно разочароваться в службе и ждут этой директивы только для того, чтобы быстрее уволиться в запас.
     Но несмотря на все, многие еще хотят служить. У некоторых вроде бы появилась перспектива. Так, механик корабля, капитан-лейтенант И. Демьянков, показал мне рапорт, на котором собраны все визы, не возражающие против его перевода к новому месту службы, но — при одном условии опять же: когда увидит свет пресловутая московская директива. Та же самая ситуация и у штурмана корабля старшего лейтенанта Е. Фирсова.
     В небезопасное состояние теперь уже пришел и сам корабльмученик. Достаточно взглянуть на акт корабельной комиссии от 25 января 1992 года:

- герметизация корабля не обеспечивается ввиду длительной эксплуатации, коррозия и разрушение боевой и химической вентиляции;
- последнее докование прошел в августе 1989 года:

     Состояние обшивки корпуса корабля по данным доковой проверки:

- в районе переменной ватерлинии - 50,% износа, трещина по левому борту, пробоина по правому борту, имеются следы сквозной коррозии металла, фактическое состояние корпуса неудовлетворительное;
- район подводной части корпуса корабля - пробоина в районе киля, повреждение форштевня с разрывом обшивки корпуса, протектора разрушены на 80%, защитная окраска - 40%;
- водонепроницаемые переборки находятся в неудовлетворительном состоянии. Фактически водонепроницаемы лишь пять из одиннадцати. У остальных сильный коррозийный износ пропускают воду.

     Корабль в 1992 году простоит без Дока уже третий срок. Офицеры в шутку говорят, что днище корабля сейчас держится лишь на одной краске, и уже всерьез добавляют: стоит корпусу лишь слегка ткнуться подводной частью о какой-нибудь предмет - и корабль уйдет на дно в считанные минуты, унеся в своем чреве переполненные двумя экипажами каюты и кубрики.
     Этот злополучный для всех СКР, может быть, частность, мелочь в масштабах флота, но приводит она к гораздо более общим выводам.
     Казалось бы - вот оно, непаханное поле для сокращений, - этот же СКР, на который попусту тратятся огромные средства (а подобных ему, уверен, на флотах найдется немало). Но, вопреки всякой логике, по-топорному продолжают уничтожать корабли, которые еще могли бы нести службу, или те, которые вот-вот должны были сойти с заводских стапелей. «На иголки» режутся почти готовые боевые единицы, ставшие воплощением последних достижений отечественной научной и инженерной мысли. Среди многих примеров - «Варяг», которому так и не суждено будет бороздить моря и подкрепить славу своего легендарного прадеда.
     А ведь величие державы во многом определяется именно мощью флота. Так было во все времена. Ни одна держава мира сегодня не поступилась мощью флота. Это, почему-то, предпочитают замалчивать.
     ...Долгожданная директива - вот единственное, о чем сейчас думают и мечтают члены экипажа некогда славного корабля. Они с надеждой обращают свои взоры в сторону Москвы - туда, где, занятые глобальной реформой Вооруженных Сил и спешными поисками очередных жертв «на иголки», вышестоящие штабы никак не снизойдут до мизерного объекта - полуистлевшего СКР с «какими-то» стапятьюдесятыо человек экипажа, ждущими решения своих судеб. Дождутся ли?

 

Александр ЯКОВЛЕВ

 

 

"Знамя Родины"
№ 28-29  от 19 июня 1992 года.

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.