Главная Знамя Родины АПЛ: чей корпус крепче

АПЛ: чей корпус крепче
          Автор: Капитан 1 ранга запаса Черкашин Н.    29.01.1999 10:11          

АПЛ : ЧЕЙ КОРПУС КРЕПЧЕ

 

 

     Об этих двух атомаринах мир говорил бы седьмой год подряд... Говорил бы с еще большей тревогой, чем о Чернобыле, - об американской «Батон Руж» и российской, тогда еще безымянной атомной подводной лодке типа «Сьерра» (по натовской классификации). Они столкнулись у входа в Кольский залив 11 февраля 1992 года, и, если хотя бы одна из них шла с чуть большей скоростью, ядерная катастрофа разыгралась бы неминуемо! По злой иронии судьбы, американская атомная субмарина называлась «Красная кнопка» («Батон Руж»), видимо, в честь той самой пресловутой кнопки, на которую должен нажать палец президента в случае ядерной войны, а российской лодкой командовал капитан 2 ранга Игорь Локоть. Да простится мне эта невольная игра слов, но проехать локтем по опасной кнопке можно только по роковой случайности, что и произошло в злосчастный февральский день.
     Эти строчки я писал в кают-компании той самой российской «Сьерры», которая протаранила «Батон Руж». Сидел за очень удобным столиком с видом на благостный среднерусский пейзаж - по берегу у реки разбрелись буренки - и не мог отделаться от мысли: что здесь вот, точно так же, как на «Комсомольце», стояла бы сейчас черная вода беспросветной глубины, пронизанная жесткими лучами радиоактивной смерти. Непременно так оно и было бы, прибавь тогда Игорь Локоть ходу на узел - полтора или увеличь американец обороты своих турбин. Тогда пронесло.
     ...С начала 1960-х и до конца 1986-го столкновения американских и советских субмарин случались не столь редко, как хотелось бы. На этот счет есть статистика, которую провел американский эксперт Джошуа Хэндлер из небезызвестного «Грин-писа». Он разделил подобные столкновения на две группы: те, которые происходили в нейтральных водах, и те, что случались у берегов СССР. Последняя значительно превалирует над первой. Почему? Эксперт объясняет это тем, что командование ВМС США осуществляло (и осуществляет) тайные операции под кодовым названием «Хоулистон» с целью сбора разведывательной информации о советском (и российском) флоте в районах его базирования.
     Американские атомарины намеренно заходили в территориальные воды СССР и даже проникали в акватории военных гаваней. Вот почему столь высок процент столкновений именно у наших берегов. Первый инцидент такого рода был отмечен в 1965 году, когда американский атомоход пробрался в одну из баз Тихоокеанского флота и, маневрируя в стесненных условиях, задел днище советской субмарины типа «Эхо». В списке Хендлера немало других подобных инцидентов. Их более двадцати. Об одном из них, пожалуй, самом опасном, рассказывает его невольный участник контрадмирал Владимир Лебедько:
     - В ночь с 14 на 15 ноября 1969 года я шел старшим на борту атомного подводного крейсера «К-19». Мы находились в учебном полигоне неподалеку от того места, где Белое море сливается с Баренцевым. Отрабатывали плановую задачу.
     Раннее утро. Первая боевая смена готовится к завтраку. В 7.10 приказываю перейти с глубины 60 метров на 70. Акустик докладывает: «Горизонт чист!». А через три минуты страшный удар сотрясает корабль! Люк в носовом отсеке открыт - только что пролез матрос с камбузным чайником, - и я увидел, как вся носовая часть подводной лодки заходила из стороны в сторону. «Сейчас отвалится!» - мелькнула мысль. Погас свет, и я с ужасом почувствовал, как быстро нарастает дифферент на корму. С грохотом и звоном посыпалась посуда с накрытого стола, все незакрепленные вещи... Я сидел против глубиномеров. Рядом стоял старшина трюмный. Даже при скудном свете аварийного освещения было видно, как побледнело его лицо. Лодка стремительно погружалась. Я приказал продуть среднюю цистерну. Тогда ракетоносец стал также круто валиться на нос. Все-таки нам удалось всплыть. Осмотрел море - вокруг никого. Доложил о происшествии на командный пункт флота. Вернули нас в базу. Там, уже с пирса, оглядел носовую часть: гигантская вмятина точно копировала очертание корпуса другой лодки. Потом узнали, что это был американский атомоход «Гэтоу». Он держался под водой без хода, поэтому мы его и не услышали.
     Это столкновение, по свидетельству американского эксперта, могло стоить планете мира, так как старший минный офицер «Гэтоу», решив, что «красные» подводники, хотят потопить его корабль любой ценой готов был выпустить противолодочную торпеду «Саброк», а следом еще три торпеды с ядерными боеголовками. Командир корабля успел остановить своего сверхрешительного подчиненного. Нетрудно домыслить, что бы произошло, если бы торпеды были выпущены...
     - Не так давно, работая в Гатчинском военно-морском архиве, - продолжал свой рассказ адмирал Лебедько, - я узнал, что от нашего удара «Гэтоу» получил пробоину в прочном корпусе. Американский атомоход лег на грунт, и там шла отчаянная борьба за живучесть. Потом подлодка все же вернулась в свою базу. Ее командир, кэптен Лоуренс Бурхард, был награжден высшим военным орденом. Нас же не наказали, и на том спасибо...
     И еще один факт потряс меня до глубины души: оказывается, специалисты установили, что, если бы мы шли со скоростью не 6, а 7 узлов, таранный удар развалил бы «Гэтоу» пополам! Видимо, нечто подобное произошло годом раньше в Тихом океане в 750 милях к северо-западу от Гавайских островов, когда американская атомарина «Суордфиш» протаранила в подводном положении советский ракетоносец «К-129», затонувший на глубине почти пяти километров. Честно говоря, мы жалели, что этого не произошло с «Гэтоу». Может быть, тогда до Пентагона дошло бы, что игра «чей прочный корпус крепче» - опасная игра, и адмиралы с берегов Потомака перестали бы посылать свои атомоходы в территориальные воды России.
     Вот такой разговор состоялся в кают-компании подводной лодки «Сьерра». Впрочем, какая она теперь «Сьерра»? У нее появилось собственное имя -«Кострома». Все, как в песне у Юрия Визбора «По судну «Кострома» стучит вода, в сетях антенн запуталась звезда...» Вообще-то она из породы «Барсов». Но жизнь заставила хищницу сменить имя, заставила нарушить традицию флотского имянаречения, по которой названия губернских центров наносили на борта лишь госпитальных судов да вспомогательных транспортов. Но куда деваться, если казенное снабжение флота захирело настолько, что впору пускать фуражку по губерниям. И подают - каждый город своему именному кораблю. Так возникла ассоциация городов, шефствующих над Северным флотом. Россия, точнее ее регионы, спасают свои, в прямом смысле этого слова, корабли.
     Сегодня атомный подводный крейсер «Кострома» снова готов к боевой службе. И наверняка на выходе из Кольского залива его опять поджидает американская атомарина. Разойдутся ли они на контркурсах? Вопрос отнюдь не праздный...

 

Капитан 1 ранга запаса Н.ЧЕРКАШИН

 

 

"Знамя Родины"
№ 1-8 (6215-6222)    от 29 января 1999 года.

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.