Допрыгался
          Автор: Ст. лейтенант Яковлев А.    08.04.1994 21:05          

Д О П Р Ы Г А Л С Я . . . 

 

 

     За окном казармы, на водной глади у причалов замерли подводные лодки. Ночная тишина позволяет услышать не только отдаленные крики бакланов, но даже жужжание пролетающей мухи. Возле тумбочки стоит дневальный, он то и дело посматривает на дверь в ожидании проверяющего. Среди этого безмолвия вдруг становятся все отчетливей звуки, напоминающие не то всхлипывание, не то злобное бормотание. За дверью в спортивной комнате, на тренировочных матах, лежит связанный по рукам и ногам матрос. Это Анатолий Крупицкий. Внутри у него неудержимое желание проучить, отомстить, расквитаться, гнев и ярость не знают предела но поясные ремни крепко-накрепко стянули его руки и ноги. В эти минуты он, еще не осознает до конца, что всем его похождениям теперь уже пришел конец.
     История, которая произошла в одном из береговых подразделений флотилии подводных лодок, конечно, не из ряда вон, но, довольно ярко показала урок тем, кто еще пытается жить в воинском коллективе по законам годковщины, но и не только им. Так получилось, что Анатолий Крупицкий оказался, как бы на середине невидимой иерархической лестницы подразделения, в котором проходил службу. «Вверху» матросы, увольняющиеся в скором времени в запас, «внизу» молодые, недавно пришедшие служить. Анатолий «оттащил» службу чуть больше года, но это он посчитал достаточным, чтобы показать перед более поздним призывом свое так называемое, мнимое превосходство.
     Кстати сказать, до определенного момента, подразделение, о котором идет речь, в вопросе дисциплины было довольно благополучным. Но Крупицкий, вероятно, посчитал это состояние ненормальным. Все чаще и чаще заставлял он молодых матросов Д. Пономарева, К. Караваева и других выполнять всевозможные работы - готовить для него пищу, искать сигарету и т. д. Причём, как он считал, «воспитание» молодежи надо проводить жестко. За невыполнение своих указаний или даже за неточное их исполнение тут же следовало избиение «виновника». Разбитые губы, ссадины, синяки стали обычным видом у «карасей». Так прошла неделя, другая. В пьянящем ощущении власти над сослуживцами Анатолий вошел во вкус. Старшие по сроку службы матросы, уже не раз предупреждали зарвавшегося товарища, что его похождения добром не закончатся. Разговаривали они и с молодыми матросами, убеждая их не бояться и дать отпор Крупицкому, пока вся эта история не вышла за стены подразделения. Но в ответ на слова старослужащих матросов Анатолий лишь размахивал руками изображая какое-то подобие каратистских блоков и заносчиво отвечал, что, так как он дзюдоист, каратист и прочее то ему все нипочем. Молодые же матросы возмущались-происходящим только между собой, а при виде грозных кулаков Крупицкого, снова становились послушными исполнителями. Напряженная обстановка в отношениях сослуживцев усиливались с каждым днем.
     Однажды, когда стрелки часов перевалили за полночь, из увольнения в город вернулся матрос Крупицкий. По неуверенной походке и мутному взгляду сразу было видно, что он принял изрядную дозу спиртного. Подняв с постели матроса А. Немысского, «годок» отправил его на поиски сахара, а двум другим приказал немедленно жарить ему картошку и блины. Когда молодой матрос наконец принес сахар, Крупицкий, посчитав его количество не достаточным, принялся жестоко избивать бедолагу. Пресекая эти действия, молодые матросы повалили истязателя на пол и попросили его успокоиться. Это вызвало в опьяненном сознании годка необычайный всплеск ярости. Поднявшись он бросился в спорткомнату и выскочил из нее уже яростно размахивая нунчаками. Удары градом посыпались на беззащитных. На шум и крики, из кубрика выскочил матрос И. Стужук и, пользуясь правами старослужащего, пресек действия сослуживца, выхватив из его рук нунчаки. Все требования успокоиться Крупицкий уже не слышал. Он взял в спорткомнате другие нунчаки и с новой яростью накинулся на вздумавших поднять руку на годка. Один из ударов сломал матросу Д. Пономареву кости носа. Кошмарные события этой ночи закончились тем, что у Крупицкого вновь отобрали нунчаки и уложили спать.
     На следующий вечер, после отбоя, «тиран» потребовал, чтобы матрос К. Караваев нашел ему сигарету. Вскоре, возмутившись, что тот не выполнил его прихоть, дал волю кулакам. Это и стало последней каплей терпения сослуживцев. Крупицкому даже не помогли нунчаки, которые он схватил, чтобы отбиться от возмущенных товарищей. Повалив на пол, его крепко связали поясными ремнями. На следующий день Крупицкий уже сидел в одной из камер гауптвахты. Военный суд оценил действия матроса Анатолия Крупицкого, как носящие дерзкий характер, упорство по применению к сослуживцам неуставных взаимоотношений. Но, приняв во внимание, что подсудимый ранее ни в чем предосудительном замечен не был и имел положительные характеристики до службы, суд определил меру наказания в виде направления его в дисциплинарный батальон сроком на три года.
     В очередной раз доказана истина «сколько веревочке не виться...», но все же попытаемся разобраться, какие причины привели к столь плачевным последствиям. Даже при беглом знакомстве с делом все становится на свои места. Круговая порука матросов, попустительство командования, - вот, что привело, в конечном итoгe, к суду. Лишь несколько примеров говорят сами за себя. Во время вышеописанных событий старшина подразделения старший мичман В. Куринный узнал от потерпевших о применении к ним неуставных взаимоотношений со стороны Крупицкого, но никаких мер к последнему не принял, не выяснил обстоятельства и, нарушая требования устава, ничего не доложил командованию. Более того, В. Куринный отпустил потом матроса Крупицкого в увольнение, из которого тот прибыл пьяный, а дальнейшие, события той ночи уже известны читателю. Однажды, после очередного избиения, потерпевший Немысский доложил о происшедшем своему командиру отделения старшему матросу Р. Липшиму. Узнав о факте неуставных взаимоотношений старший мичман Г. Скребцов пропустил это мимо ушей. Естественно, создавшаяся обстановка убеждала матроса Крупицкого, что все его действия безнаказанны. И это еще больше развязывало ему руки. Среди молодых же матросов укрепилось мнение, что они обязаны выполнять все требования и прихоти старослужащих, при этом они чувствовали безысходность своего положения. Только благоразумие спасло их от необдуманных поступков, а в момент, гда был связан Крупицкий, от расправы над ним с тяжкими последствиями.
     В процессе следствия установлено также, что об изготовлении нунчак и их использовании знало все командование части. Вместе с тем, согласно требованию закона, изготовление и ношение нунчак, являющихся ударно-раздробительным холодным оружием, без соответствующего разрешения запрещено и преследуется по закону. На следствии представители командования показали, что об этом знали, но не придали факту должного внимания. Кроме того, по их сведениям во многих воинских частях и экипажах объединения имеются нунчаки, которые используются при занятиях спортом.
     Один издевался, другие отмалчивались, третьи терпели, командиры не знали, забыли, не придали значения. А итог известен, матрос получил срок, другие ходят в синяках и увечьях. Не хочется читать нотации, но дело-то упиралось, всего лишь в элементарное соблюдение порядка в подразделении, своевременности принятия мер к нарушителю.
     Между тем, тенденция роста преступности в отдаленном гарнизоне приобрела в последнее время тревожный характер. Вот, что сказал по этому поводу работник прокуратуры гарнизона Н. Тимофеев: «...по сравнению с тем же периодом прошлого года количество воинских преступлений выросло вдвое, причем далеко не все факты правонарушений поддаются учету.».
     Возникает вопрос: почему преступность так широко шагнула в воинские коллективы? Однозначно дать ответ невозможно. Считается, что флот переживает не лучшие свои времена, на нем не могут не отразиться процессы происходящие в обществе. Но с другой стороны, мне запомнились слова, которые сказал по этому поводу один из командиров подразделений, - легче всего, сославшись на неурядицы в стране, опустить руки. Просто нужно на любом посту выполнять свои обязанности как надо. В этот момент я подумал: «По пади матрос А. Крупицкий в подразделение этого командира, уверен, до дисбата дело бы не дошло...»

 

Старший лейтенант А. Яковлев.

 

 

"Знамя Родины"
№ 13-15 (5900-02)    от 8 апреля 1994 года.

 


 
«Подумай, может это интересно и твоим друзьям тоже? Поделись, не жадничай...»
cs-nsk

Только зарегистрированные пользователи могут добавить свой комментарий.